Admin Control Panel 

  СообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаЭффективностьGoogle АналитикаЯндекс.МетрикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

пятница, 10 сентября 2021 г.

Соколовский Г.С. Артёмовский мясокомбинат (2021)

Цеха Артемовской колбасной фабрики. 1937 г. (Фонды КЗК «БКМ»)

В Бахмуе-Артемовске, помимо заводов  по производству строительных материалов, металлургической и стекольной промышленности так же находились предприятия пищевой промышленности. Это молокозавод, пищевкусовая фабрика, ликероводочный и мясокомбинат.

Об одном из выше перечисленных предприятий, а именно бывшем Артемовском мясокомбинате,  хотелось бы рассказать по подробнее, тем более, что все корпуса этого, когда то большого предприятия сохранились, в отличие от его соседа – молокозавода, и есть надежда, что в будущем комбинат возобновит свою деятельность. Следует уточнить, что история мясокомбината, а точнее переработка мяса и мясных изделий в Бахмуте берёт своё начало…  с городских скотобоен.

Продажа сырого мяса в дореволюционном Бахмуте  велась в мясных лавках и «с мясных столов» [1, с. 77], если по-современному – в магазинах и на рынке. А вот как попадало разделанное мясо на прилавки – вопрос. Видимо скот забивали и разделывали прямо на рынке, дабы не тратится на доставку, либо, в лучшем случае, владельцы забивали скотину прямо у себя на подворье. При этом было полное отсутствие ветеринарного и санитарного контроля. Видимо ситуация была настолько плачевной, что «отцы города» приняли решение о постройке городских скотобоен. Такое решение было принято весной 1899, кода был заслушан доклад «Городской Управы с проектом плана и сметы на устройство городской скотобойни» [2, с. 6]. Проект был рассмотрен специально созданной «Ревизионной Комиссией» [2, с. 7], после чего были построены временные городские скотобойни. На скотобойнях «… по предложению Его Сиятельства Господина Губернатора от 4 Ноября (1899) № 858» [2, с. 10] был установлен ветеринарный надзор «… за здоровьем убиваемаго, для продовольствия местных жителей, скота» [2, с. 10]. Место для городской скотобойни было выделено на северной окраине города, на правом берегу Бахмутки. Позднее на этом месте были построены цеха Артемовского мясокомбината. Точная дата начала работы городской деревянной скотобойни неизвестна, но скорее всего это 1900 год, так как в сметах доходов и расходов Бахмута за 1899 год она упоминается как недействующая [3, с. 31]. Есть данные, что с 1902 года  заведующим на скотобойнях был ветеринарный врач Семен Дмитриевич Штукарев, проработавший на своём посту до 1924 года [4, с. 7]. 

Казалось-бы проблема решена, убой скота производился централизовано и под ветеринарным надзором, но увы, санитарное состояние скотобойни было ужасным – помещения ни чем не обрабатывались, отбросы не вывозились, а выбрасывались неподалеку [5, с. 8]. Жители Бахмута жаловались в Управу «…что мясо из боен перевозится по грязным дорогам и прикрытое грязными покрывалами» [6, с. 3]. Рыночные места торговли мясом были тоже не в лучшем состоянии: «… полки и лавки, предназначенныя для торговли мясом, ничем не прикрывались; по уходе торговцев эти лавки тщательно вылизывались собаками, затем на ночь они обращались в место для сна бродячего люду, а поутру вновь на непокрытом дереве раскладывалось мясо» [5, с. 8]. В ужасном санитарном состоянии находились предприятия по переработке шкур животных, как тогда они назывались – «кожевенные заведения», в качестве примера можно привести «…описание кожевенного завода Рузова. «Двор и мастерская по своей колоссальной загрязненности не поддаются никакому описанию. Это сплошная клоака, в атмосфере которой живут и работают люди, и которая способна  распространить и удержать какую-угодно заразу» [7, с. 6].

Нужно отдать должное, что со всем этим антисанитарным беспределом боролся «Губернский ветеринарно-санитарный надзор» в лице санитарного врача губернского земства Фиалковского [6, с. 3]. В результате этой борьбы городское  самоуправление  Бахмута, под «опасением ответственности» [5, с. 8] было вынуждено построить на месте деревянных скотобоен каменные, упорядочить торговлю мясными (да и не только) продуктами на рынке, а также перенести, несколько кожевенных заводов на окраину города.

После большевицкого переворота 1917 года в 1922 году Бахмутская городская скотобойня находится в ведомстве «Заготкогнторы Губпродкома», на бойне работает 9 человек [8, с. 347], так же в этом же (1922) году в Бахмуте зарегистрировано 2 частные «колбасные мастерские». Одна принадлежит Черткову Федору Исаевичу, у которого в «мастерской» имелся один двигатель, и работало 4 человека; другая, чуть поменьше, принадлежала Руднику и Ковтуненко [8, с. 347].

В 1923 году в советской Украине создается «об’единение холодильников, хладобоен, боен, скотобаз, засолпунктов и колбасных заведений Наркромпрода УССР» [9, с. 4] под названием «УКРМЯСОХЛАДОБОЙНЯ» (УМХБ или УКРМХБ) [9, с. 4]. Целью этого объединения было  – монополизировать в республике всё производство и продажу мяса и мясных изделий. Зимой 1924 года объединение УМХБ реорганизуется в трест «Урмясохладобойня» [10, с. 5], который имел свой устав, а уставной капитал «определяется в сумме 2.745. 7 тыс. р., из коих основной капитал составляет 1.345,7 тыс. руб. и оборотный 1 млн. руб.» [11, с. 3]. Артемовская скотобойня, как предприятие Губпродкома переходит в ведомство треста.

Объявление в журнале «Забой» (октябрь, 1925 г.)
Объявление в журнале «Забой» (октябрь, 1925 г.)

В Артемовске времен НЭПа розничная торговля мясом и мясными изделиями находилась в руках рабочей кооперации, при этом руководство Артемовского округа все же приняло решение «В исключительных случаях, когда кооперативные организации не в состоянии будут справиться с этой работой, допускается розничная торговля отделениями Укрмясохладобойни. Заготовка и поставка мяса возлагаются на Укрмясохладобойню, которой поручено войти в соглашение с кооперацией по вопросу об участии последней в заготовке скота для убоя» [12, с. 4]. Иными словами, Артемовские непманы-кооператоры особо не хотели иметь в городе такого серьёзного конкурента в лице треста, но все же приходилось искать компромисс, тем более что Укрмясохладобойня планировала открыть в Артемовске свою колбасную фабрику [13, с. 7], что позднее и было сделано. 

Точная дата открытия колбасной фабрики в Артёмовске неизвестна, но произошло это не позднее 1927 года [14],  находилась фабрика не на территории скотобойни, а в жилой части города, по улице Профинтерна (ныне Сибирцева), 47, там же была и контора Артемовского отделения треста «Укрмясохладобойня» [14, с. 20].

Скорее всего, с середины 20-х годов и до 1941 года старая Бахмутская скотобойня перестраивается, увеличивает площади и технически модернизируется. А после ликвидации треста и создания НКММП (народный комиссариат мясной и молочной продукции) начинает называться Артемовский мясокомбинат [15, с. 37]. Следует уточнить, что Артемовский мясокомбинат до 1941 года состоял из двух отделений. Первое находилось на месте старой скотобойни, по адресу ул. Фрунзе, 1 [15, с. 29],  где производился убой скота и свежевание туш. Второе – «фабрика колбасная «мясокомбината» [15, с. 37], в которой происходила дальнейшая разборка туш и выпуск готовой продукции. Также имелся «фирменный» мясокомбинатовский «магазин розничной сети», находился магазин по ул. Советской, 55 [15, с. 29]. Перед началом Второй мировой войны на мясокомбинате работало 132 человека [16, с. 2].

Рекламное объявление в Артемовском телефонном справочнике 1938 года.
Рекламное объявление в Артемовском телефонном справочнике 1938 года.

Цех Артемовской колбасной фабрики. 1937 г.
Цех Артемовской колбасной фабрики. 1937 г. (Фонды КЗК «БКМ»)
Цех Артемовской колбасной фабрики. 1937 г.
Коллектив Артемовской колбасной фабрики. 1937 г (Фонды КЗК «БКМ»)

Работал ли мясокомбинат во время нацистской оккупации неизвестно. Во время освобождения города в сентябре 1943 года колбасная фабрика с бойней были разрушены [17, л. 11], в следствии чего колбасная фабрика была утеряна безвозвратно а вот бойня по истечению трех недель была практически полностью восстановлена. О чем 30 сентября 1943 года рапортовала газета «Артёмовский рабочий»: «Дружной семьёй приступил коллектив Артемовского Мясокомбината к оборудованию на новом месте, полностью разрушенного немецкими оккупантами, бывшего мясокомбината. Для устройства убойного и кишечного цехов, использовали уцелевшую часть здания бывшего кожсиндиката, а под колбасную фабрику взято помещение гаража. … Оборудование мясокомбината закончено в течение трех недель. Комбинат оснащен довольно сложными агрегатами и готов  выдавать первую продукцию для нашей Победоносной Красной Армии» [18, с. 2]. В 1943 году директором мясокомбината был А.П. Коршун.

Разрушенное здание колбасной фабрики. Сентябрь 1943 г.
Разрушенное здание колбасной фабрики. Сентябрь 1943 г. (Фонды КЗК «БКМ»)

После Второй мировой войны принимается решение объединить все производство в одном месте, а именно на территории бывшей городской скотобойни. В первые послевоенные годы, помимо собственного производства комбинат оказывал услуги населению по убою скота, изготовлял различные мясные изделия из давальческого сырья. При этом мясокомбинат предоставлял транспорт для подвозки животных на убой и вывозки мясопродуктов на дом, проводил ветеринарную экспертизу [19, с. 2]. В качестве примера привожу объявление с ценами на услуги, напечатанное в газете «Артемовский рабочий» в 1948 году [19, с. 2].

Объявление в газете «Артёмовский рабочий». 1948 год
Объявление в газете «Артёмовский рабочий». 1948 год [19, с. 2].

Нужно сказать, что в это же время у мясокомбината была и конкуренция, например в городе существовала артель «Победа», которая также принимала от населения «…в переработку и копчение окороки, грудинки, корейки и колбасные изделия» [20, с. 2], а находилась артель по ул. Островского (ныне Магистратская) № 59 [20, с. 2].

С момента начала работы в 1943 году и до 1948 года Артёмовский мясокомбинат «…не имел шоссейной дороги, и поэтому участок в 1,2 километра до комбината в ненастные дни был почти непроходимым. По этой причине машины, идущие от торгующих организаций за получением мясопродуктов, часто выходили из строя, рвались шины и т.п.» [21, с. 2]. Что примечательно, то инициаторами строительства новой дороги были сами работники предприятия, при этом «Трудящиеся мясокомбината своими силами уже замостили 1500 кв. метров дороги, полностью подготовили для строительства дороги более километра» [21, с. 2]. В итоге Артемовский Горисполком был вынужден выделить средства на строительство дороги и при этом «…обязал 30 торгующих организаций принять участие в этом хорошем и полезном деле» [21, с. 2].

На заднем плане здание Артемовского мясокомбината. Декабрь 1946 г.
На заднем плане здание Артемовского мясокомбината. Декабрь 1946 г. (Фонды КЗК «БКМ»)

С постройкой новой дороги началась  модернизация производства с увеличением площадей и постройкой новых цехов. В итоге к 1959 году на комбинате помимо большого убойного цеха уже были мясо-жировой и колбасный, имелись коптильные и большие холодильные камеры [22, с. 2]. К началу 60-х проектная мощность комбината была рассчитана на обработку 24 т мяса и выпуску 7 т колбасных изделий в сутки [23, с. 2]. Ассортимент готовых изделий состоял из сарделек, сосисок, колбасы нескольких сортов, ну и к государственным праздникам ассортимент увеличивался, а именно: изготавливалась корейка, грудинка, окорока тамбовские, ветчинная шейка, мясные рулеты [22, с. 2-3].

Что касаемо каждодневного ассортимента готовой продукции, то он был весьма невелик – главенствовали колбасы. Руководство мясокомбината не особо баловали советского потребителя сосисками, сардельками, ну и всякого другого рода мясными деликатесами. Артемовцев предпочитали кормить вареной колбасой и жирами первого и второго сорта, а вот высшего, почему то не получалось [23, с. 3]. Причем на все эти недостатки всегда находилась уважительная причина «Выпускать сосиски нет расчета, так как на их приготовление уходит много времени, - заявляет начальник колбасного цеха т. Осьмин. А копчености не выпускаем потому, что отсутствуют опилки. … Такого же мнения придерживаются директор мясокомбината т. Криворученко и главный инженер т. Даденко. Иными словами говоря, руководители мясокомбината пошли по пути наименьшего сопротивления: изготовлять то, что легче, не заботясь о расширении ассортимента…» [23, с. 3].

Гениальным и простым был способ транспортировки животных с ЖД вокзала на бойню, их просто вели своим ходом почти-что через центр города, сейчас это даже трудно себе вообразить, а вот в 1959 году на это даже внимания не обращали. «Прибывший по железной дороге скот в адрес мясокомбината обычно разгружают на рампе станции Артемовск – ІІ, а затем по улицам Садовой, Профинтерна и Горбатова перегоняют в Заартёмовку. Гурты животных загрязняют улицы, тротуары, ломают молодые деревья. Это нежелательное явление связано с тем, что другого маршрута для перегона скота нет и, надо сказать, в городе смирились с таким положением» [22, с. 4].

О том, как проходил процесс убоя скота на Артемовском мясокомбинате мне и еще нескольким моим товарищам, в детстве, а это было в начале 80-х годов ХХ в., рассказал бывший убойщик или боец скота дед по фамилии Яценко. Дед проживал по ул. И. Козаченко, соседи его, почему то недолюбливали и говорили, что Яценко, когда работал, каждое утро выпивал стакан свежей теплой крови и постоянно жевал сырое сало, как жвачку. Рассказ деда меня тогда очень поразил, что я его даже запомнил и теперь представляю вам в сокращенном виде. Итак: в начале животное (в том случае это был КРС) оглушали, изначально это делалось тяжелым тупым предметом, позже электротоком. Делал это Яценко, причем удар должен быть достаточно сильным и точным, при этом самое главное не убить животное, не расколоть ему череп, а именно оглушить. Оглушали не из гуманности, а чтобы животное не дёргалось когда его подвешивали и сливали кровь. После оглушения двое рабочих должны были обездвиженное, но еще живое животное подвесить на крюки за задние ноги и перевернуть вниз головой,  после этого Яценко перерезал сонную артерию и сливал кровь, действие занимало менее 30-40 с., пока сливалась кровь, рабочие уже начинали снимать шкуру. Процесс занимал не более 10 минут, и для убоя подводили следующего. После снятия шкуры, еще дергающееся от мышечных судорог обезглавленное животное откатывали по конвейеру следующим мясникам, которые  вытаскивали внутренности в большие тазы и мыли тушу со шлангов, ну а далее туша шла на распиловку. 

В 1963 году Артемовский мясокомбинат признаётся лучшим в Украине и получает переходящее Красное знамя Совета Министров УССР и республиканского Совета профсоюзов [23, с. 2]. Добиться этого, на то время, высокого звания, удалось благодаря рабочему коллективу, люди знали и любили свою работу, на предприятии работали настоящие мастера своего дела.

Колбасный цех 1948–1950 гг.Колбасный цех 1948–1950 гг.
Колбасный цех 1948–1950 гг. (Фонды КЗК «БКМ»)

Во второй половине 1980 года на мясокомбинате пущен в строй новый цех, оснащенный «по последнему слову техники» [25, с. 3] образца 1980-го года. «Цех (длина 100, ширина 300 метров) облицован ситалловой плиткой (Ситалл – стеклокристаллический материал, обладающий высокой механической прочностью, твердостью и сопротивляемостью к ударам). Её израсходовано 11.300 квадратных метров. Полы сделаны из кислотоупорного кирпича на мастике, что обеспечивает надежную устойчивость от агрессивных сред. 3.000 погонных метров трубопровода, 20 тонн нестандартного оборудования изготовлено и смонтировано из нержавеющей стали. Установлены ёмкие коптильные и пропарочные камеры, мощные холодильники. … Соответственно оборудован подвал. В большой ванне проходит процесс засолки продукции. Достаточно в цехе и подсобных помещений. Отлично оборудована и экспедиция отпуска готовых изделий. Одновременно здесь могут загружаться несколько специальных автомашин. … В цехе имеется 70 единиц технологического оборудования, 3 механизированные линии, установка ФАЛ – 4 венгерского производства, позволяющая в час производить 2,5 тонны колбасы. … В настоящее время (декабрь 1980) эта цифра перешагнула за 25 тонн в сутки. А мощности цеха позволяют изготавливать более 40 тонн продукции. Нельзя не отметить и такую деталь. Выйдя на проектную мощность, цех начнет давать в торговлю пирожки» [25, с. 3].
 
Нужно признать, что Артемовский мясокомбинат наилучшего своего расцвета достиг в советские времена, ну а как тут не достичь? Когда спрос превышал предложения, когда не было проблем со сбытом продукции, а вопрос о снабжении комбината колхозным скотом вообще не стоял.

Цех обвалки. 1980–е года.
Цех обвалки. 1980–е года. (Фонды КЗК «БКМ»)

Ну а что с ассортиментом? Естественно на комбинате он был большим, а это: выше упомянутые пирожки (если конечно они производились), «вкусные сорта колбас, грудинка, корейка, рулет» [25, с. 3], сосиски, сардельки и т.д.  Точное количество наименований я назвать не могу, но то и не важно. Важно то, что именно из этого списка попадало на прилавки Артемовских магазинов. А попадало не так уж и много. Не могу сказать за  ассортимент до 1980 года, но вот с начала 80-х годов и до конца, ассортимент Артемовских  магазинов состоял из: колбасы вареной двух сортов – «с салом и без сала», причем учась в школе мы шутили, что в состав варенки, что подешевле добавляли туалетной бумаги, больше, чем в тот, что подороже; зельц – пока был свежий, не сильно вонял, но в нем можно было найти шкурки сала со щетиной и могли попасться крупные острые косточки; ну и царица прилавков колбаса ливерная двух видов. Про нее чуть позже я напишу подробнее. Иногда «выбрасывали» сосиски и сардельки. На счет копченостей, сухой колбасы и прочих деликатесов я сказать ничего не могу, в открытой продаже я их не видел, хотя может и не по тем магазинам ходил. Свежее мясо конечно продавалось в магазинах, но Артемовцы предпочитали его покупать на рынке, там и длинных очередей не было и костей в мясе меньше, хотя и стоило рыночное мясо дороже.

Ну и касаемо ливерной колбасы. Как я написал выше, она продавалась двух видов, одна тонкая, похожая на крупные и длинные сардельки, другая по форме напоминала туб современного колбасного сыра, только прямоугольной формы. В чем была разница внутреннего содержания, я сказать не могу, но есть ее было невозможно из-за огромного количества хрящей с мелкими косточками и специфического запаха. Артемовцы покупали ливерку для домашних животных, она была дешевая и в магазине присутствовала всегда. Хотя, если удавалось попасть на самую свежую то могло пойти в пищу и для человека. С ливерной колбасой у меня есть еще одно, не совсем приятное воспоминание. Мой родной дядька – ярый рыболов, как то летом взял меня с собой за компанию на мясокомбинат, ходил он туда за насадкой для рыбы, а именно опарышами (личинками мух). Договаривался он об этом мероприятии с каким то своим другом – работником мясокомбината, как звали этого мужчину я не помню. Пройдя через проходную, нас встретил его дружбан и отвел к какому то цеху, после чего мой дядя с ним закурил, а меня послали в цех (как это я уже сейчас понимаю, это был цех готовой продукции) где я должен был собрать опарыши, зайдя в цех я ужаснулся, на поручнях висели тубы с ливерной колбасой и по ним ползали белые червячки – опарыши, они были по всюду, на полу, стенах, потолке… Не будучи брезгливым я без  труда набрал в коробочку этих «гусениц» и вернулся к дядькам, единственное что я спросил, как же эта колбаса потом идет в продажу, на что работник мясокомбината мне совершенно спокойно ответил, что перед отправкой её моют и протирают, и в магазин она идет уже чистая и, во всяком случае «… еще никто ливеркой не отравился». Лично я после увиденного решил не рисковать, и вот по уже в течении лет 35 ливерную колбасу  не ем.

Работа на мясокомбинате считалась престижной, поэтому устроиться туда было сложно, обычно это делалось «по знакомству» или «по блату». Если человек там работал, то это означало, что его семья была полностью обеспечена мясными продуктами, а это в условиях советского тотального дефицита, было очень даже не плохо. Плюс излишки украденных изделий можно было продавать своим знакомым и друзьям, и это был еще дополнительный доход в семейный бюджет.

Из воспоминаний Николая Фоменко, опубликованных в газете «Вперед»: «…И все же в Артёмовск я возвратился не из-за колбасы. К тому же и колбаса была только варёная. Копченая появилась в моей семье только тогда, когда я обзавёлся, полезными знакомыми. Две палки сервелата и кусок балыка – стандартный праздничный набор в кормушке городских доставал советского периода. Понятно, что источником колбасы был городской мясокомбинат, и все люди, связанные с ним жили… хорошо. У уволенного в девяносто четвертом году рабочего коптильного цеха колбаса, развешанная по чердаку дома, закончилась только через пять лет, как раз к тому времени, когда слово «колбаса» потеряло своё  магическое значение» [26, с. 26]

Советские экономисты даже просчитали, что если работник мясокомбината носит с работы продукты исключительно для собственного потребления, то это особого урона экономике не приносит, ну а если еще и на продажу, тогда все, экономика начнет «загибаться». Как бы там не было, а работники Артёмовского мясокомбината за советскую экономику особо не переживали, поэтому тащили с работы колбасу всеми возможными способами. В какие то моменты на «несунов» делались облавы, найденные продукты изымались, виновных ставили «на вид», снимали с должностей, увольняли, лишали премий, ну а если уж совсем не повезло, то могли и в газете пропечатать. «Заканчивался рабочий день. Бухгалтер мясокомбината Шишлянникова Т.Л. собралась домой. Но прежде решила зайти в цех. Там не известно каким образом счётный работник прихватила более четырех килограммов мяса. Но на проходной её задержали. Попались с поличным экспедитор молокозавода Пеньковская Е.А., решившая вынести сливки, водитель АТП № 04673 Соловей А.В., прихвативший с собой мучные изделия. Несунам пришлось держать ответ. Справедливости ради надо сказать, что все они прослезились. Видно совести до конца не потеряли…» (Газета «Вперед» 1986 г.) [27, с. 4]. Как видно из статьи, то «несуны» были не только на мясокомбинате, но и на других предприятиях, и не обязательно пищевой промышленности. Тянули с работы все: гвозди, доски, инструменты и т.д., список может быть бесконечным. 

Одним из признаков нахождения в Артемовске предприятия пищевой промышленности – это его запах. Например, возле хлебозавода пахнет свежей выпечкой, возле пищевкусовой фабрики – пахло карамелью и жареным арахисом, а вот от мясокомбината иногда несло специфическим запахом вовремя неутилизированных отходов мясного производства. И в теплые летние вечера, если в город дул ветер с северо-востока, то в городе очень хорошо ощущалось как «благоухает» Артемовский мясокомбинат. К чести горожан, это неудобство они воспринимали с юмором,  а существовавшая в Артемовске андеграундная группа под названием «Доктор Боткин Бенд» это явление использовала в своей песне: 
             «А ты меня сегодня немножечко побойся
              А я сегодня наелся колбасы
              А ветер дунул прямо с мясокомбината
              А ты не лезь в мои прекрасные трусы…» (Авторы слов Соколовский Р.Р., Вышедский Д.Л. и др.)

 На пороге развала СССР Артемовский мясокомбинат представлял из-себя мощное, богатое и «зажравшееся» предприятие, со своей сложной и тонкой системой внешних взаимовыгодных отношений с заведующими продуктовых магазинов и столовых, директорами крупных и мелких предприятий, председателями колхозов и что самое главное с хорошо прикормленной партийной номенклатурой, стоящей у руля города. Единственным и самым большим недостатком было  то, что руководство комбината привыкшее к плановой советской экономике оказалась абсолютно неготовым к свободным рыночным отношениям, что в последствии и привело предприятие в упадок.
Печать образца 1990 года с личной подписью директора Ильи Яковлевича Кивы. (Фонды КЗК «БКМ»)

В 1991 году Артемовский мясокомбинат производит 5-6 т колбасных изделий в сутки, на сегодняшний день это довольно внушительное количество, но в то время для города этого было мало, тем более часть продукции отправлялась в район и другие города Донецкой области. Что бы как то уменьшить «колбасный» дефицит в Артемовске, на выходе с центрального рынка в сторону бывшего МРЭО по правой стороне было начато строительство цеха по переработке мясных полуфабрикатов. Цех планировалось запустить к концу 1991 года, с производительной мощностью 2.5 – 3 тонны мясных изделий в день. Строился цех по инициативе Артёмовского городского управления торговли (АГУТ), долевое участие принимали предприятия города – «Дориндустрия», Артёмовский керамико-трубный комбинат (АКТК), «Артемовсктеплосеть», электротехнический завод. Сырьё для завода предполагалось брать на подсобном хозяйстве АГУТ, где должен был производиться убой скота, разделка туш и охлаждение. Для реализации продукции планировалось открыть сеть фирменных мясных магазинов [28, с. 3]. Задумка по тем временам была очень хорошая и прогрессивная, но, к сожалению так и не доведена до реализации, не смотря на затраченные неполные пол миллиона советских рублей (примерно $10000) [28, с. 3].

С 1992 года на мясокомбинате начинает стремительно падать производство, происходит сокращение штатов, из 700 работников, сократилось 200. Одной из основных причин падения производства было рыночное ценообразование, иными словами колхозы отказывались сдавать скот по установленным государственным ценам, а стали реализовать мясо своими силами. Комбинат был готов закупить сырье дороже фиксированной закупочной цены, но вместо того что бы находить выход из сложившейся ситуации – искать новых поставщиков, договариваться с «верхами» об изменении закупочных цен или проводить приватизацию предприятия, тогдашний директор комбината И.Я. Кива начинает в кризисе обвинять именно поставщиков: «… В минувшем году (1991) комбинат выдал 8,4 тысячи тонн мяса. В 1965, когда работало здесь на 180 человек меньше , - 12 тысяч тонн…  А в годы застоя на базе ПСС (приема и содержания скота) всегда был двухнедельный запас живности. Скот у реки выпасали, что б не тощал. Но держат колхозы «своё».  Несут убытки по содержанию скота, который веса уже не набирает – корма попросту переводят… Во времена Иосифа Виссарионовича на руководителя такого хозяйства клеймо «враг народа» прилепили бы немедля. Дальше ясно… В этой же связи вспоминается былой «неприкасаемый авторитет партии» и страх руководителей за парт билет, за место. За эту же передержку скота» [29, с. 3]. Как бы там не было, но по инерции мясокомбинату еще удавалось держаться на плаву, некоторые хозяйства все же заключали договора на поставки живности, так же комбинат иногда получал замороженное мясо с других областей [29, с. 3]. 

Руководству Артемовского мясокомбината не чужды были и прогрессивные идеи, а именно – открытие своего фирменного мясного магазина [30, с. 2]. Магазин открылся весной 1992 года на месте бывшего горторговского магазина № 84 «Рыба – мясо», что находился по ул. Советской (Независимости), 71 и стал именоваться «фирменным магазином № 1 Артёмовского мясокомбината» [30, с. 2]. Но, к сожалению, магазин работал по всем правилам советской торговли, когда о покупателях заботились меньше всего, да и ассортимент был очень слабым: «Варенка двух сортов, копченая колбаса со значительным присутствием в ней сала по цене свыше двухсот рублей и фасованные пакеты мяса по цене 99 рублей (цены 1992 г.)» [30, с. 2]. Внешне магазин тоже ничем не выделялся, был таким же, как и многие советские магазины города Артёмовска – с покрашенными светлой краской стенами, с мигающими полусгоревшими лампами дневного света на потолке и бетонным полом из гранитной крошки. Мясокомбинат не собирался вкладывать денег в ремонт, что даже зав. магазином Рева А.Л. на это пожаловалась журналистам: «…руководство мясокомбината больше интересует то, на каком уровне товарооборот, нежели как выглядит торговая точка после смены вывески» [30, с. 2]. Сама же «…торговая точка напоминала лишь место, где выкачиваю деньги с избегавшихся горожан, которые рады даже тому, что выбрасывают на «фирменный» прилавок»  [30, с. 2].  Директор комбината И.Я. Кива о магазине отзывался как о нерентабельном, тем не менее за один месяц магазин «принес доход предприятию в круглой сумме – 1 миллион 200 тыс. рублей (примерно $1900)» [30, с. 2].

Перед новогодними праздниками, мясокомбинат очень высоко поднял цены на свою продукцию, причем настолько высоко. что по прошествии празднования Нового 1993 года фирменный магазин вернул обратно на комбинат 60 кг залежавшейся варенной колбасы, Покупатели по старой советской традиции писали на комбинат жалобы-просьбы снизить цены на продукцию, но руководство на них никак не реагировало, мотивируя это дорогими закупочными ценами на мясо и в дальнейшем обещало еще больше поднять цены на товар [32, с. 1].

Дефицит жилья в Советском союзе вынуждал предприятия строить за свой счет многоквартирные дома для своих работников. Варианты были разные, иногда работники финансово участвовали в строительстве, но чаще получали от предприятия жилье бесплатно. Такой дом на 40 квартир выстроил и мясокомбинат. Дом этот находился, да и находится и сейчас, по ул. Садовой напротив бывшего Артемовского ликеро-водочного завода. Нужно отдать должное руководству, что несмотря на финансовые трудности и экономический кризис начала 1990-х годов предприятие смогло обеспечить своих сотрудников  жильем. Следует уточнить, что квартиры в новом доме не отдавались бесплатно, а продавались, но в порядке очередности. Естественно в первую очередь возможность купить квартиры получило начальство и особы приближенные к руководству, а именно: «…заместитель директора В.А. Аникин, председатель профкома Г.П. Герасеменко, начальник планово-производственного отдела труда и зарплаты М.И. Олейникова, начальник отдела кадров Т.С. Василита, главный бухгалтер Г.Н. Данилова, несколько мастеров» [31, с. 2]. Так же профкомом была выделена квартира директору И.Я. Киве, но он, проявив благородство, от покупки квартиры отказался. Хотя журналист газеты «Вперед» В. Луговой выдвинул версию, что Кива не захотел «…заострять внимание на своей персоне в надежде уладить дело спустя некоторое время за счет так называемого «резерва главного командования» (примерно 7 квартир) оставляемого в доме» [31, с. 2]. Иными словами позже выкупить квартиру из резервного фонда. Остальные квартиры, по совету директора распределялись профкомом, а затем конференцией коллектива без учета предварительной очередности. «Во главе угла был поставлен принцип: кто больше работает и кто более полезен для производства» [31, с. 2]. К сожалению, не все работники предприятия могли себе позволить купить квартиры, даже по ценам ниже рыночных, многие стояли в очереди более 10 лет, надеясь получить жильё бесплатно. Но комбинат этого не позволил, не смотря на то, что «дом построен и сдан в эксплуатацию госпредприятием, а не акционерным обществом. Значит расходовались государственные средства. И никто не оговаривал с очередниками, что они будут платить за свои квартиры» [31, с. 2]. Последнюю цитату следует уточнить, Акционерным обществом мясокомбинат стал аккурат к концу 1992 года, как раз тогда и был построен и сдан в эксплуатацию новый дом, естественно как не государственное предприятие правление комбината решило поменять условия распределения и раздачи квартир. Куда делись средства, полученные от продаж квартир не известно, видимо «вошли» в уставной капитал АО «Артемовский мясокомбинат».

С начала 1993 года у мясокомбината появляются конкуренты. Это – птицесовхоз «Артемовский» находившийся в Яковлевке [34, с. 2] и совхоз-комбинат «Углегорский» [33, с. 2]. Если совхоз «Углегорский» занимавшийся выращиванием свиней только начинал планировать производить  «…углубленную переработку мяса на собственных мощностях, самим реализовывать готовую продукцию. Не придется кланяться мясокомбинату, диктующему условия, а люди купят мясопродукты без грабительских накруток заготовительно-перерабатывающих и торговых предприятий» [33, с. 2]. То птицесовхоз «Артемовский» уже работал на полную мощность. Получилось это благодаря коммерческой жилке тогдашнего директора птицесовхоза Александра Вениаминовича Бережного. Вовремя сообразив, что в условиях современной экономики «… надеяться сейчас можно только на самих себя» [34, с. 2]. Вместо сокращения поголовья птицы, как это делали тогда многие похожие предприятия, в совхозе приняли решение наоборот его увеличить. Далее прямая речь: « - Получилось это так, что на путь сокращения поголовья пошли многие птицеводческие предприятия Украины. И до того досокращались, что имеющимися запасами стало некого кормить. Получилось, что мы тогда во время сориентировались, принявшись за восстановления поголовья» [34, с. 2]. Для реализации продукции в Артемовске в доме № 87 на улице Советской был открыт фирменный магазин «Авис» [34, с. 2]. Довольно активно на предприятии на взаимовыгодных условиях использовался бартер, например Горловский машиностроительный завод произвел реконструкцию убойного цеха. За работу совхоз расплатился продуктами питания без торговой наценки. Для увеличения товарооборота и денежной выручки планировалось открыть фирменные магазины в близлежащих к Артемовску городах – Горловке и Дружковке [34, с. 2].

Естественно, работающего пенсионера и по совместительству председателя правления акционерного общества «Артёмовский мясокомбинат» Ивана Яковлевича Киву [35, с. 3] такая конкуренция не устраивала. По своей старой привычке он начинает ссылаться на указ Министерств сельского хозяйства и экономики, установивших фиксированные цены на закупку мяса [35, с. 3], но при этом забывает, что комбинат уже не госпредприятие, а АО закрытого типа [36, с. 2] и вполне может устанавливать свои цены [31, с. 2]. Обвиняет А.В. Бережного, что тот отказался сотрудничать с комбинатом потому, что тому не выгодно отдавать птицу мясокомбинату по установленным правительством ценам. Что вполне естественно, так как в своем фирменном магазине куриное мясо продавалось по цене в 2 раза дороже [35, с. 3]. В итоге потеряв всех поставщиков в Артемовском районе, комбинату все же удается закупать замороженное мясо из других областей [35, с. 3]. 

В начале 1994 года рентабельность предприятия составляет 10% [36, с. 2], этого вполне достаточно, что бы рабочим своевременно выплачивать зарплату, а И.Я. Киве строить свой частный дом [36, с. 2]. Нужно отдать должное профсоюзу комбината, в уставе которого был пункт, согласно которому предприятие компенсирует своим работникам от 30 до 50%  стоимости строительства в зависимости от стажа работы на комбинате [36, с. 2]. Видимо Кива попал под 50%, тем более что его общий стаж работы на комбинате составлял более 30 лет [36, с. 2], а на посту руководителя 18 [29, с. 3]. 

В ноябре 1994 на мясокомбинате происходит смена руководства. Руководителем комбината, путем голосования на общем собрании акционеров, становится бывший начальник колбасного цеха – Виктор Павлович Котынский [37, с. 2].

Колбасный цех. Середина 1990-х годов.Колбасный цех. Середина 1990-х годов.
Колбасный цех. Середина 1990-х годов. (Фонды КЗК «БКМ»)

Наиболее успешными годами при правлении Котынского можно назвать период с 1994 по 1997 год. За это время было открыто 10 фирменных магазинов и одно кафе [38, с. 2]. Цены в магазинах были на порядок ниже, чем в других торговых точках. Магазины пользовались популярностью у горожан, из-за чего в них выстраивались длинные очереди, ассортимент состоял более чем из 20-ти наименований. При комбинате был открыт кожцех. В кожцехе изготовлялись куртки, портмоне, хозяйственные сумки. Было приобретено оборудование по подготовке кож для пошивки обуви [38, с. 2]. В 1996 году рентабельность предприятия составляла 5% [38, с. 2], на первый взгляд небольшая, но благодаря большим объёмам производства позволяла комбинату быть одним из лидирующих предприятий Донецкой области. Например, с января по май 1996 года было выпущено 54 т колбасы и 85 т мяса [38, с. 2]. Не забывал Виктор Павлович и про своих работников – на предприятии по льготным ценам продавался продуктовый паёк, от которого Котынский и сам не отказывался [37, с. 2], выдавались премии, дети работников могли отдыхать в летних лагерях, для сотрудников была запущена база отдыха «Ивушка» в Щурово [38, с. 2].

К концу 1997 года начинается плавный спад производства. Появляются недоимки в бюджет, пенсионный фонд, идёт сокращение штатов [39, с. 1]. Видимо нехватка сырья вынуждает предприятие скупать живность у населения [40, с. 9], как это делалось в первые послевоенные годы [19, с. 2].

Из газеты «Вперед». 1998 год [40, с. 9].

Но и это не сильно помогало, в итоге «В последний раз артемовские покупатели имели возможность приобрести продукцию местного мясокомбината еще на Бахмутской ярмарке (3-5 сентября 1999 года [41, с. 4]): сложившееся финансово-экономическое положение было настолько сложным, что работу предприятия пришлось остановить» [42, с. 2]. Фирменные магазины ещё в течение 3,5 месяцев продолжали распродавать остатки мясной продукции сомнительного качества, а что не удалось продать, то благодаря проверкам сотрудников городского отдела торговли, было «составлено 7 протоколов на нарушителей правил торгового обслуживания населения и снята с реализации некачественная продукция, общая стоимость которой 0,8 тысячи гривень» [42, с. 2] (800 гривен  в 1999 году равнялась приблизительно $320, сумма для того времени немалая).

После почти 6-ти месячного простоя комбинат вновь заработал в феврале 2000 года. Запустить производство удалось благодаря новым партнерам мясокомбината – Черкасской фирме «Круг» во главе с генеральным директором В. Ермоловым. «Одного оборудования уже закуплено на 1 миллион 300 тысяч гривен (почти $250000). Погашена картотека предприятия, в значительной степени погашены и долги по заработной плате. Пополнены оборотные средства, что даёт возможность закупать сырьё для возобновления и расширения производства» [43, с. 1].    Перспективы были радужные, планировалось в месяц выпускать 70 тонн продукции, а ассортимент расширить до 140 наименований. Возле проходной комбината был открыт оптовый магазин для предпринимателей по отпускным ценам предприятия [43, с. 1].

Самому же Котынскому видимо уже совсем надоело заниматься бизнесом, поэтому на комбинате было создана фирма-посредник под названием «Артемовская торговая компания». Фирма занималась снабжением и реализацией продукции, а Котынский вернулся в свою стихию – производство [43, с. 1].

Из газеты Вперед 2000 года [43, с. 1]. Внизу слева А.А. Рева с В.П. Котынским.

Не смотря на радужные перспективы, и финансовые вливания предприятие так и не заработало на полную мощность, а в конце 2000 года в очередной раз остановилось производство [44, с. 2]. Так же по итогам 2000 года сложилась непонятная ситуация. Фирма-посредник ООО «Артемовская торговая компания» [43, с. 1] под руководством В.Ф. Федоренко [44, с. 2] хоть и небольшую, но все же имела прибыль, а вот комбинат сработал в убыток на 1 миллион гривен [44, с. 2] (чуть менее $250000). Видимо средства от реализации шли не совсем по назначению – зарплата, коммунальные платежи и т.д., а большей частью оседали в карманах руководства, которое с большим удовольствием выписывало себе премии, «оздоровительные» и возможно дивиденды. Откровенно говоря, причин падения производства и снижение прибыли от торговли может быть много. Во первых – это появившиеся на «колбасно-мясном» рынке конкуренты из Харьковской и Днепропетровской областей, которые заняли 20-25%  рынка в нашем регионе [44, с. 2]. Во вторых – дорогие закупочные цены на сырьё, затраты на энергоносители, налоги и отчисления в бюджет, амортизация территории и т.д.  Но была еще одна причина, о которой все знали, но о которой никогда не писали в газетах и не говорили в местных новостях – это воровство.

Как и при советской власти, эта традиция продолжалась уже в независимой Украине. Если в советские времена люди старались выносить скрытно, всякими возможными способами, то теперь было достаточно договориться на проходной, отстегнуть часть добычи охраннику, и все, можно было выносить спокойно. Причем некоторые работники ничуть не стеснялись торговать ворованной продукцией мясокомбината на Центральном рынке города Артемовска [37, с. 2]. Масштаб воровства можно охарактеризовать так (со слов бывшего работника) «Рабочие тянули сумками, мелкое начальство мешками, а вот Котынский вывозил машинами». Про самого же Котынского ходило много всяких разных слухов. То он в народе считался одним из самых состоятельных людей Артемовска, то называли, что он с А.А. Ревой – мэром Артемовска, кумовья, что сам он категорически отрицал [37, с. 2], но самый известный слух гулял по городу в начале 2000-х годов. Эту сплетню мне рассказал чуть–ли не свидетель увиденного. Дело было так: бригада наших гастарбайтеров работала на строительстве загородного коттеджа, где то в Подмосковье, а вот проверять ход работ пришли Рева с Котынским. Естественно рабочие не подали вида, что данные персоны им знакомы. А вот для кого из них строился коттедж – история умалчивает. Сам же Виктор Павлович среди работников комбината пользовался уважением, хотя бы потому, что смотрел сквозь пальцы на выносимую с предприятия продукцию [47].

С ноября 2005 года по ноябрь 2007 (2 года и 1 месяц) председателем правления и директором ЗАО «Артемовский мясокомбинат» становится Валерий Шаповалов. Если верить написанному в его резюме, то Шаповалов за время работы «… произвел реконструкцию низкотемпературного аммиачного холодильника, газовой котельной, производственных помещений, убойного цеха, цеха производства замороженных полуфабрикатов» [45].

С конца 2007 по май 2008 года генеральным директором на мясокомбинате числится некто Тавберидзе Нодари Викторович [46]. Что касаемо В.П. Котынского, то последняя должность, что он занимал, называлась «начальник холодильника», а во второй половине 2008 года Виктор Павлович уходит на пенсию [47].

Торговый логотип АОЗТ «Артёмовский мясокомбинат»
Торговый логотип АОЗТ «Артёмовский мясокомбинат».

13 мая 2008 года, на базе АОЗТ «Артемовский мясокомбинат» создается предприятие ООО «Тавр – Плюс», директор – Лисицын Борис Сергеевич [48]. В 2008 году в аренду комбинат берет гражданин Польши – Питер (к сожалению фамилию узнать пока что не удалось). Проработав примерно полтора года, Питер закрывает свой мясной бизнес и со словами «Я знал, что на Украине делать бизнес х…во, но не ожидал, что настолько…», покидает Украину. Единственное, что ему удалось, это практически полностью прекратить на комбинате воровство. Для этого он заменяет полностью охрану комбината, а работников попавшихся на воровстве немедленно увольняет [47]. Само же ООО «Тавр – Плюс» относительно стабильно проработало до 2014 года. Продукция поставлялась в 10 областей Украины [48], но большая часть мясных изделий импортировалась в РФ. Так же комбинат использовался как перевалочная база для хранения мясной продукции. Холодильные камеры сдавались в аренду [47]. 

Выпуск продукции на комбинате прекратился с началом боевых действий на Донбассе в 2014 году [49, с. 4]. Большая часть рабочих покинули комбинат. Появились задержки в зарплате. Последними с комбината уволились компрессорщики, написав одновременно заявление об уходе из-за не выплаты зарплаты за несколько месяцев. Компрессорщики отвечали за подачу «холода» в морозильные камеры, после остановки холодильников, всякое движение на комбинате прекратилось [47]. Возможно, фирме «Тавр – Плюс» производство и можно было бы восстановить, но прекращение импорта продукции в РФ поставило на комбинате жирную точку. В 2017 году по городу пошли тревожные слухи по поводу запасов аммиака на комбинате и возможности экологической катастрофы, но к счастью они не оправдались, аммиак на комбинате перестали использовать еще до 2010 года. Далее цитата из газеты «Вперед» (2017 год) [49], в которой последний раз упоминается наш Артемовский мясокомбинат. Прямая речь охранника с проходной:
 «– С  самой войны, с 2014 года комбинат стоит. А насчет аммиака можете быть спокойны – нет его здесь. Еще до 2010-го, если не ошибаюсь, когда сменилось руководство предприятия, новый хозяин посчитал, что использовать аммиак в холодильных установках слишком накладно, и избавился от него. Многие кто работал, помнят это» [49, с. 4].

На 14.06.2021 г. предприятие ООО «Тавр – Плюс» судебным решением объявлено банкротом и находится в процессе ликвидации, имеет налоговую задолженность государству 365 471 978 гривен [50].

Бывший Артемовский мясокомбинат занимает площадь 0,6 гектара. Для предприятия пищевой промышленности это довольно внушительная территория, для сравнения площадь Бахмутской крепости в 1774 году [51, с. 102] составляла примерно 3,2 Га [51, с. 102-103], иными словами комбинат занимал бы 1/5 часть ее территории. До настоящего времени (2021 г.) комбинат не работает, корпуса цехов, хоть и с частично разбитыми стеклами, на стройматериалы не разбираются. Осталось ли какое либо оборудование на комбинате неизвестно, территория находится под охраной.

Здание Артемовского мясокомбината. Весна 2021 год
Здание Артемовского мясокомбината. Весна 2021 год (Фото автора)

За свою историю мясокомбинат 4 раза менял почтовый адрес, не меняя местоположения.  До 1917 и в первые годы советской власти письмо отсылали просто – «Бахмут, на Городские Скотобойни». 

Письмо с адресом «Бахмут, Городская Скотобойня». 1908 год
Письмо с адресом «Бахмут, Городская Скотобойня». 1908 год.

До Второй Мировой войны числился по адресу ул. Фрунзе, 1 [15, с. 29], в первые послевоенные годы и до конца 60-х годов ХХ в. комбинат числился по ул. Фрунзе, 61 [52, с. 34], чуть позже получил адрес ул. Алебастровая, 1 [50]. 

Северо-восточная часть города с частным сектором, что находится возле предприятия, носит название район мясокомбината или просто «Мясокомбинат», а на местном сленге еще короче – «Мясо». В советские времена этот район считался криминально не благополучным, гостей, особенно молодых парней, здесь не любили, предпочитали «бить морды», но в настоящее время гости района могут себя там чувствовать относительно спокойно.

Автор текста  — Григорий Соколовский. При любом использовании материалов этой публикации ссылка на автора обязательна.


Список использованных источников:
1. КЗК «Бахмутський краєзнавчий музей» (БКМ). – Відділ фондів. – Ф.9. – Спр.1. Смета доходов и расходов по Бахмуту на 1895 г. 
2. КЗК «Бахмутський краєзнавчий музей» (БКМ). – Відділ фондів. – Ф.9. – Спр.3. Отчет Бахмутской Горуправы за 1899 г.
3. КЗК «Бахмутський краєзнавчий музей» (БКМ). – Відділ фондів. – Ф.9. – Спр.4. Смета доходов и расходов Бахмута 1899 г. (2 часть) 
4. Газета «Всероссийская кочегарка» №216 від 20.09.1924.
5. Газета «Утро» №1821 від 09.12.1912.
6. Газета «Утро» №1102 від 25.07.1910.
7. Газета «Утро» №1068 від 16.06.1910.
8. Промышленность Донбасса (том первый) – Харьков: Вторая Государственная Типография, 1923. – ("Донбасс").
9. Газета «Красная армия» №777 від 26.10.1923.
10. Газета «Коммунист» №278 від 04.12.1924.
11. Газета «Украинский экономист» №20 від 23.10.1924.
12. Газета «Всероссийская кочегарка» №273 від 28.11.1924.
13. Газета «Всероссийская кочегарка» №245 від 24.10.1924.
14.Список абонентів Артемівської Округової телефонної сіти 1928 – Артемівск: друкарня АВДПУ, 1928.
15. Список абонентов Артемовской городской телефонной станции – Артемовск: типография из-ва "Артемовский рабочий", 1938. 
16.КЗК «Бахмутський краєзнавчий музей» (БКМ). – Відділ фондів. – Ф.97. – Спр.2. Исторические справки по городу Артемовску.
17. Архівний відділ Бахмутської міської ради. – Відділ фондів. – Ф. 327. – Спр.1. Дело № 05/1 Периода временной немецкой оккупации города Артемовска и района.
18. Газета «Артёмовский рабочий» № 6 від 30.09.1943.
19. Газета «Артёмовский рабочий» № 153 від 29.12.1948.
20. Газета «Артёмовский рабочий» № 142 від 2.12.1948.
21. Газета «Артёмовский рабочий» № 70 від 15.06.1948.
22. Газета «Артёмовский рабочий» № 131 від 1.10.1959.
23. Газета «Вперед» № 177 від 5.10.1963.
24. Газета «Артёмовский рабочий» № 3  від 6.01.1954.
25. Газета «Вперед» № 201 від 19.12.1980.
26. Газета «Вперед» № 8 від 26 – 27.01.2011.
27. Газета «Вперед» № 110 від 11.07.1986.
28. Газета «Вперед» № 34 від 1.03.1991.
29. Газета «Вперед» № 15 від 15.02.1992.
30. Газета «Вперед» № 50 від 30.05.1992.
31. Газета «Вперед» № 11 від 30.01.1993.
32. Газета «Вперед» № 5 від 16.01.1993.
33. Газета «Вперед» № 13 від 01.02.1994.
34. Газета «Вперед» № 14 від 14.02.1994.
35. Газета «Вперед» № 31 від 17.03.1994.
36. Газета «Вперед» № 37 від 31.03.1994.
37. Газета «Вперед» № 148 від 24.12.1994.
38. Газета «Вперед» № 57 від 28.05.1996.
39. Газета «Вперед» № 123 від 28.10.1997.
40. Газета «Вперед» № 165 від 22-23.10.1998.
41. Газета «Вперед» № 96 від 31.08.1999.
42. Газета «Вперед» № 145 від 25.12.1999.
43. Газета «Вперед» № 19 від 17-18.02.2000.
44. Газета «Вперед» № 138 від 28.11.2000.
45. Валерий Шаповалов. [Електронний ресурс] // LinkedIn.. – 2021. – Режим доступу до ресурсу: https://ru.linkedin.com.
46. АОЗТ "Артемовский мясокомбинат" [Електронний ресурс] // Каталог ведущих предприятий Донбасса – Режим доступу до ресурсу: http://www.gold.dn.ua/catalog/18/17169/index.html.
47. Из воспоминаний Олега Алферова, бывшего работника мясокомбината.
48. Общество с ограниченной ответственностью "Тавр-Плюс" [Електронний ресурс] // "Украина сегодня". Каталог ведущих предприятий Украины.. – 2005. – Режим доступу до ресурсу: http://www.rada.com.ua/rus/catalog/51110/.
49. Газета «Вперед» № 21 від 24.05.2017.
50. ТОВ ТАВР-ПЛЮС [Електронний ресурс] // YouControl: повне досьє на кожну компанію України.. – 2021. – Режим доступу до ресурсу: https://youcontrol.com.ua/ru/catalog/company_details/35715610/.
51. Ломако М. М. Бахмут 1774 року(зі щоденника Йоганна Антона Гільденштедта) / Микола Миколайович Ломако // Криволуцьки читання 2020. – Краматорськ: "Друкарський дім", 2020.
52. Телефонный справочник г. Артемовска – Донецк: "Донбасс", 1968.