Admin Control Panel 

  ЗаписиНалаштуванняДизайнHTMLКоментаріAdSenseСтатистикаЕфективністьGoogle АналітикаВихід 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

середа, 16 лютого 2022 р.

Александр Плещеев. Среди подземных богатств (1891)

Плещеев А.А. Среди подземных богатств / В дороге и дома. II. Путевые пейзажи / Александр Плещеев. — Санкт-Петербург: тип. В. Г. Авсеенко, 1892. – С. 373-436.

Следующий текст это путешествие двух известных людей, еще более известных предков. Один сын известного историка, другой поэта. Один горный инженер, экономист. Другой журналист, драматург. Общее, что их объединяло это то, что они были балетоманами, они писали статьи и книги о балете, о истории балета. Этот текст написал Александр Алексеевич Плещеев, когда сопровождал Константина Аполлоновича Скальковского при объезде шахт и рудников в год назначения его директором Горного Департамента.

Специально для сайта подготовил и проиллюстрировал Etnografo Donetz.

Среди подземных богатств. 1891 г.

«Кривой-Рог — это замечательный по богатству центр рудных залежей, и в на стоящее время он является поставщиком руды для всего юга России. Мне давно хотелось побывать там и осмотреть рудники и заводы. Я воспользовался поездкой в Кривой-Рог директора горного департамента К. А. Скальковского, который разрешил мне сопровождать его, что, конечно, и помогло осуществлению моих желаний. Г. Скальковский из Кривого-Рога отбыл в Екатеринослав, для ​присутствования​ на торжественном открытии действий горного управления южной России.

Вокзал жд ст. Кривой-Рог

Кривой-Рог — станция екатерининской железной дороги, которая соединяет станцию ​харьково-николаевской железной дороги ​Долинскую​ со станцией донецкой железной дороги ​Ясиноватою​, и продолжена до ​Харцизска​, ​курско​-​харьковско​-азовской. В Кривом-Роге, куда мы приехали 17 июля рано утром, директор горного департамента был встречен начальником горного управления южной России Л. П. ​Долинским​ (Л. П. ​Долинский​ умер нынешним летом), директором общества ​криворожских​ железных руд М. Ф. ​Шимановским​, управляющим новороссийского общества П. А. Ренгартеном, управляющим южно- русского днепровского металлургического общества Л. В. Войневичем, управляющим рудниками брянского завода Б. Н. ​Папковым​, и другими представителями местной промышленности.

Приезд г. Скальковского, которого сопровождал окружной инженер юго-западного горного округа В. Н. ​Курбановский​, совпал с открытием в Кривом-Роге памятника популярному пионеру горного дела на юге России и общественному деятелю, Александру Николаевичу Полю, скончавшемуся почти год назад. Начальник горного управления южной России г. ​Долинской​ произнес при открытии памятника речь, в которой охарактеризовал личность Поля и указал на его незабвенные заслуги. Г. ​Долинский​ между прочим сказал: «Через десять дней исполнится год, как скончался на шестидесятом году своей жизни, известный деятель родного края, А. Н. Поль. Нет ни одной отрасли полезной экономической жизни Екатеринославской губернии, где бы А. Н. не являлся инициатором и ревностным проводником. С этим именем связано также усиление в губерниях Екатеринославской и Херсонской горнодобывающей и горнозаводской промышленности, И этот, на виду у вас нарождающийся, Гданцивский доменный завод, первый в Херсонской губ., строится также по его инициативе». 

Покойный Поль посвящал не мало времени и ​земско-общественной жизни; так, он был губернским гласным, почетным мировым судьей, ​попечителем​ реального училища, губернской земской больницы, и проч.

«И сколько энергии, сколько труда и денег было этим деятелем края положено, как говорил г. ​Долинский​, — чтобы наконец все его усилия увенчались успехом: появилась екатерининская железная дорога, выстроен грандиозный мост ​че​рез Днепр, возросло неистощимое рудное ​Криворожье​, о богатствах которого еще долго бы не знали. Беспрерывные поездки в Петербург, Париж, затраты с риском на исследования ​криворожского​ уголка, вечное скитание за поисками людей и капиталов, наконец достигли результата, и имя А. Н. Поля увековечено в истории южнорусского возрождения. Им был сделан почин к возникновению на Днепре и в Гданцивке частных металлургических заводов, он начал разработку аспидных ломок, занимался ​археологией​ края» и т. д.

А. Н. Поль обладал замечательным археологическим музеем, за который англичане предлагали ему двести тысяч рублей.

Памятник А.Н. Полю

Постановка монумента через год после смерти А. Н. Поля наглядно указывает на память об его заслугах; общество редко откликается с таким единодушием на создание памятников русским выдающимся и образованным деятелям. Памятник поставлен на высоком холме, не далеко от станций Кривой- Рог, на земле деревни Гданцивки, Александрийского уезда, Херсонской губернии. Пьедестал вышиною около трех аршин— огромный целик руды; словом, сделан из того минерального богатства, которое покойный так ценил, и изысканию которого он способствовал. Доска с надписью на памятнике из аспидного сланца. Надпись гласить следующее: «Полезной деятельности Александра Николаевича Поля, в Кривом - Роге, 1870— 1890 года. От акционерного общества ​криворожских​ железных руд». ​Бюст​ сделан в Одессе молодым скульптором ​Эдвардсом​, и отлит в Париже у ​Перре​. В кургане, на котором воздвигнут памятник, находится каменная камера, где предположено выставить, для обозрения желающих, образцы минеральных богатств Кривого -Рога. Новый чугунно-плавильный (доменный) завод общества ​криворожских​ железных руд, ​строящийся​ недалеко от памятника А. Н. Полю, ​растет​, по общему мнению, очень быстро. Постройкой заведует французский строитель Кале, специалист 10 части сооружения доменных печей. Во главе акционерного общества ​криворожских​ железных руд находятся, между прочим, и французские капиталисты, ​которым​ ​принадлежит​ наибольшая часть акций. Да и директорами общества состоят: ​Паран​, ​Монгольфье​, ​Грюнер​ и др. А. Н. Поль поневоле должен был привлечь иностранцев и обратиться во Францию, не найдя денег на предприятие в России. Начало постройки завода было сделано еще при жизни А. Н. Поля.

Большое заводы здесь не продают чугуна, а пускают его в передел на железа и сталь. Надо принять в соображение и то обстоятельство, что прежде руда распределялась по заводам новороссийского общества и другим, у которых теперь свои рудники, а следовательно, замечалось уменьшение сбыта. Ныне явится возможность самостоятельной эксплуатации руды и надежды на понижение проездного тарифа, так как усилится обратное движение, в виду подвоза угля и кокса. Будущее завода, как ближайшего к Николаеву, и расположенного на рудах, несомненно может иметь существенное значение.

Рудник общества ​криворожских​ железных руд находится на левом берегу речки Саксагани, около станций ​Карнаватки​, незначительной саксаганской ветви екатерининской железной дороги.

Существует предположение продлить эту ветвь железной дороги еще на шестнадцать верст, должно быть к рудникам Брянского завода. Рассказывают, что новороссийское общество (Юза) и брянское общество предлагают бесплатно рельсы и чуть ли не установление временного возвышенного тарифа, для погашения расходов по постройке новой дороги.

Рудник ​криворожского​ общества железных руд — самый старый, и с него, так сказать, начато все. Из рудника вынуто до тридцати миллионов пудов руды, да можно еще добыть из того же месторождения много более. Опять таки приходится вспомнить А. Н. Поля, которому мы обязаны такими богатствами.

Рудник во время работы производит грандиозное впечатление. Когда вы смотрите вниз, в яму руды, т.е. на разнос, где копошатся сотни рабочих, запыленных красною рудною пылью, это напоминает какую-то муравьиную работу: люди кажутся ничтожными в сравнении с колоссальным разносом.

Общество ​криворожских​ железных руд ​разрабатывает​ руды, открытые на землях, принадлежащих ​криворожскому​ крестьянскому обществу. Рабочие на рудниках местные; количество добываемой​ руды в начале доходило до двух миллионов пудов в год, а в настоящее время достигает восьми миллионов пудов. Суточный средний заработок рабочих — 1 руб. 20 коп. Следует заметить также, что существует ​высочайше​ утвержденная касса вспомоществования рабочим, в составлении капиталов которой принимают участие сами рабочие и общество.

Система подъема вагонеток на гданцевском руднике. Кривой Рог.


На ​строящемся​ заводе предполагается выплавлять преимущественно литейный чугун. Делами общества до 1887 года управлял горный инженер Е. О. Контневич, а с тех пор до нынешнего времени — горный инженер М. Ф. ​Шимановский​, по инициативе которого вырос и памятник А. Н. Полю. Руда, после взрыва, поднимается в вагонетках по наклонному пути на эстакаду, имеющую вид ​громадного​ помоста, и затем ее ​везут​ по рельсам к ​опрокидывателю​.

Этот ​опрокидыватель​, устроенный по французской системе ​Марсо​, обхватывает вагонетку, перевертывается, высыпает руду, и снова ставит вагонетку на рельсы. Около рудника общества ​криворожских​ железных руд сооружена гигантская эстакада для свалки руды, посредством желобков, прямо в вагоны саксаганской​ линии, где движение ограничивается исключительно перевозкой руды.

Подземной работы на рудниках не существует: ее пробовали применять, но нашли в Кривом-Роге невыгодной. Предпочтение горные инженеры в данном случае отдают добыванию разносом.

Общая картина рудниковой деятельности, помимо специального интереса, поражает своею величественностью, и так сказать, неугомонностью... Бурят шпуры для зарядов взрывчатыми веществами, стучат, перевозят руду, поднимают вагонетки на эстакаду, разгружают. Словом, в каждом уголке кипит работа, повсюду заметна дружная энергия на пользу общего дела —обогащения южного края.

Кривой-Рог теперь уже напоминает Бельгию, а со временем, при несомненно прогрессивном развитии деятельности, может быть и поспорит с нею. Хотя наибольшая часть горной промышленности в Кривом-Роге находится в руках иностранных предпринимателей, к радости нашей, двигателями дела являются все-таки русские неутомимые горные инженеры. Они обогащают край, они готовят ему замечательную будущность, и на до только пожелать со стороны иностранных предпринимателей большей оценки русского труда и таланта. Если бы наши капиталисты были посмелее да предприимчивее, то конечно иностранные компании отсутствовали бы в Кривом-Роге.

ІІ.

Горная промышленность является у нас одною из старейших отраслей промышленности, роль которой в экономической жизни России велика в настоящем, и еще серьезнее и значительнее в будущем, при развитии горного дела. Екатеринослав отныне будет центром горнозаводской промышленности​. Почему избран для такого центра этот город объяснить не трудно: близость Кривого- Рога, близость металлургических заводов — указывают на Екатеринослав, как на удобнейший центр для южно-горного управления. Мысль организации такого центрального управления чрезвычайно удачная, и результаты её выразятся в недалеком времени.

Торжественное открытие горного управления южной России происходило в Екатеринославе 18 июля. Помещение, занимаемое управлением на Екатерининской улице, весьма просторное и удобное. Сюда к половине первого часа дня собрались местные ​городские​ власти, екатеринославский губернатор В. К. ​Шлиппе​, директор горного департамента К. А. Скальковский, горные инженеры и представители горной промышленности. К собравшимся обратился отец Василий ​Разумнов​ с прекрасным словом, ​обрисовав​ в нем значение открываемого горного управления, и пожелав широкого развития и процветания горному делу. После молебствия, начальник нового управления просил всех присутствовавших на завтрак, во время которого директор горного департамента приветствовал собравшееся общество следующею речью:

«Милостивые государи! Вам известно, что когда великая Екатерина, одобряя план ​Потемкина​, учреждала Екатеринослав, замыслы её ​касатель​но этого города были весьма широки: собор города должен был иметь размеры собора св. Петра в Риме, были определены постоянные доходы для содержания университета, ​проектирована​ музыкальная академия, и даже был назначен её директором знаменитый итальянский композитор ​Сарти​.

«Замыслы эти не осуществлены, да если бы и осуществились, то не многим бы увеличили благополучие города, потому что одни науки и искусства богатств еще не создают, а процветают они м, где богатства уже накоплены, а эти богатства быстрее всего создаются промышленностью и торговлею. Настоящее торжество, как оно ни скромно, я считаю весьма знаменательным. Открытие южно -русского горного управления не есть только прибавка новой канцелярия, к уже существующим в вашем городе; оно служить указанием, что Екатеринослав делается центром горного дела южной России. Да Екатеринослав и должен были сделаться таковым, находясь на водном и железном пути, как раз на середине железных руд Кривого- Рога, угольных залежей донецкого бассейна и соляных промыслов Крыма, ​Бахмута​ и ​Славянска​. А есть-ли, милостивые государи, надобность указывать на то великое влияние, которое имеет горное дело на создание капиталов и на быстрое обогащение местностей и городов, где оно развивается. Достаточно посмотреть на благополучие городов, служащих центрами горного дела: в Пруссии — ​Бреславль​ и Кельн, в ​Англии​ —​ Гласго​, ​Кардиф​, Ньюкестль, в ​Бельгии​ — Льеж, во Франции — Лилль, в Соединенных Штатах — С.-Франциско, ​Питсбург​, в ​Австралии​ — Мельбурн. И у нас, благодаря горному делу, Баку, из ничтожной татарской деревни, в короткий промежуток времени сталь городом с 100,000 жителей, освещенным электричеством, и с асфальтовыми мостовыми. Я убежден, что горное дело ​поднимет​ так же быстро и Екатеринослав, и даст ему то, чего желали Великая Екатерина и ​Потемкин​. Соборы, университеты и консерваторий ​увенчают​ здание, заложенное прочно на чугуне и железе из окрестных заводов.

«Пожелаем же, милостивые государи, скорейшего развития южно-русского горного дела, и вместе с тем, процветания города Екатеринослава. Ура!»

III.

Н.С. Авдаков
Последняя речь была сказана горным инженером Н. С. ​Авдаковым​, и вызвала тоже большое сочувствие. Г. ​Авдаков​ давно зарекомендовал себя одним из самых энергичных борцов на пользу развития южно-горной промышленности. Это человек полный силы, неустанно работающий: он не только пророчить процветание южно-горного дела, но достиг уже больших результатов, находясь во главе грандиозного каменно-угольного дела — французского горного и промышленного общества. Впрочем, я еще возвращусь к этому обществу. 

Г. ​Авдаков​ посвятил свою речь задачам и целям развития русской горной промышленности. Привожу некоторые места из этой речи: 

«М. г. Позвольте просить вашего внимания к нескольким словами, которые я нахожу необходимым высказать по поводу сегодняшнего торжества. 

«Ни один вопрос не выступает столь неизбежным при настоящих событиях, как вопрос о задачах развития русской горной промышленности. Этот вопрос нельзя обойти молчанием, и он логически вытекает из событий, происходящих в горном мире, состоящих, с одной стороны, в происшедших переменах высшей горной администрации по управлению русским горным делом, с другой стороны в открытии сегодня в Екатеринославе горного управления южной России. Я думаю, что в голове каждого горного деятеля является вопрос: что ​принесут​ эти события отечественной горной промышленности? «Горная промышленность вообще занимает во всех государствах первостепенное место. Но тем более она должна занять его у нас, при настоящем всестороннем пробуждении экономических сил отечества. 

«В России горная промышленность принадлежит к числу старейших отраслей промышленности; она пережила не один период возрождения, относительного развития, упадка, нового процветания; она то шла вперед, то отступала назад, и весьма недавно была порабощена ввозом иностранных горно-заводских продуктов: угля, чугуна, железа и проч., от чего и теперь еще совсем не освободилась. 

«За ​последние​ 20 лет, под влиянием постройки сети рельсовых путей, горное дело в России снова начало пробуждаться, и все более и более заявлять права на свое самостоятельное существование, интересуя общество. До того времени, в публике с вопросом о горном деле связывалось только понятие о горах Сибири или Кавказа, ​ссыльно-каторжных и проч., но в ​последние​ 20 лет эти взгляды изменились: горное дело стало достоянием не только отдаленных окраин ​гор​ Сибири и Кавказа, но достоянием равнин и степей нашего обширного отечества, столь богато наделенного в недрах полезными ископаемыми и минералами. 

«Правительство всеми силами желает помочь развитию горной промышленности, и в настоящее время много уже для этого сделало. Являясь существенно - важною отраслью народного хозяйства, горное дело в России хотя и идет вперед, по некоторым отраслям, но далеко еще не достигло должной степени развития, чтобы сделаться источником благосостояния страны. Поясним это примерами. «Настоящую производительность чугуна в России можно сравнить с производительностью ​Англии​ лет 40 назад, или Франции лет 25 ​назад​, или Пруссии лет 20 назад. Все более или менее значительные государства сделались сильными и богатыми, благодаря развитию железной и каменноугольной промышленностей, и довели торговлю углем и железом до колоссальных размеров. В Великобритании производится каменного угля до 10 ½ миллиардов пудов, на сумму 800.000,000 руб., т.е. чуть не равную нашему ​государственному​ бюджету, а производительность железа достигла до 7.600,000 тонн или 470.000,000 пудов, что, вместе взятое, по сумме производства превышает наш государственный бюджет. Вся Россия производить каменного угля до 300.000,000 пудов, т.е. почти столько, сколько в год ​потребляет один Лондон. Таких сопоставлений можно сделать много. По естественным богатствам, в недрах земли мы не имеем пределов для развития у себя всех отраслей горной промышленности, а насущная потребность в угле, железе и в других металлах неустанно нас обязывает думать: как эту потребность удовлетворить?

«Вот почему железная, каменно-угольная, соляная, нефтяная и ​другие​ отрасли горного дела ​заставляют​ постоянно и ​неумолкаемо​ о себе говорить. Нам ​скажут​, что на все нужно время, и что в будущем мы разовьем горную промышленность до колоссальных размеров, так как и в западной Европе эти результаты достигались многими десятками лет. Все это отчасти справедливо, но не следует упускать из виду, что время — деньги! Еще недавно каждый год стоил нам многих миллионов рублей, которые мы платили, да еще и теперь платим, за привоз из заграницы горнозаводских продуктов, хотя нам надо значительно менее времени для широкого развития горного дела, чем это требовалось в других странах. В ​Англии​, например, около 150 лет назад (1740 г.), выплавка чугуна равнялась 4.000,000 пудов, а теперь она поднялась до огромных размеров. Во Франции от выплавки 4.000,000 пудов чугуна до размеров производства настоящего времени прошло 100 лет; в Пруссии — 50 лет, в Бельгии — 40 лет; но всем этим государствам приходилось преодолевать ​технические​ трудности; они, конечно, облегчили задачу для нас. Цель и задача развития горной промышленности в России сводится к тому, что бы при её помощи поднять ​экономически​е и финансовые силы страны, и сделать ее источником прямых и косвенных доходов для государства, народа и промышленников. Но прежде чем достиг путь этой важной цели, необходимо самым усердным образом устранить все препятствия на её пути, широким взглядом посмотреть на эту государственную задачу, и когда горное дело в России окрепнет, будет развиваться правильно, тогда государство должно сказать промышленникам: «господа, для вашего дела сделано все, ваши дела процветают, и горная промышленность обставлена всеми условиями для развития; теперь Вы должны отчислять часть ваших доходов в пользу государства, и стать источником государственных доходов». Это ​будет​ справедливо и законно. 

В.К. Шлиппе
Горное дело в России должно вступить в новую эру своего развития. Здесь, сегодня, при открытии горного управления южной России, мы в первый раз встречаем вновь назначенного директора горного департамента, которому только – что вверена судьба горной промышленности. Мы ​не сомневаемся​ в том успехе, с каким будет развиваться в России горное дело под руководством К. А. Скальковского, и предвидим совершенно новую эру. «Частные промышленные деятели должны ​во всякое​ время, когда это потребуется, придти на помощь с своими сведениями, взятыми из практики, придти на помощь для достижения сложной и трудной задачи, возложенной на г. директора горного департамента». На другой день многие горные инженеры, во главе с директором департамента, были приглашены на завтрак екатеринославским губернатором В. К. ​Шлиппе​. 

Гостеприимный начальник губернии, принимая гостей, обратился к последним с теплым приветствием, высказав пожелание процветания​ горного дела, которому Владимир Карлович всегда содействовал и сочувствовал. Вместе с тем, начальник губернии просил оказывать и ему необходимое содействие, справедливо заметив, что рабочие на заводах и рудниках, теряя силы, ​теряют​ и деньги. Получая, с развитием в крае горной промышленности, хорошее вознаграждение за работу, они все пропивают. Было бы желательно, чтобы обогащение рабочего люда обеспечивало их в будущем. Вообще В. К. ​Шлиппе​ выразил желание, сообща с представителями нового горного управления, способствовать необходимому изменению в образе жизни горных рабочих. Начальник губернии достиг уже относительных и возможных результатов по этому вопросу, но дальнейшие и окончательные успехи зависят, конечно, лишь от сотрудничества горных деятелей. Думаю, что не малым препятствием к осуществлению прекрасных желаний наших администраторов, как это ни грустно, является питейный устав.


ІV.

Одним из самых больших рудников Кривого-Рога справедливо считается рудник новороссийского общества, являющийся ныне единственным​ поставщиком руды на завод того же общества в ​Бахмутском​ уезде. В прежние годы завод новороссийского общества пользовался рудою ​криворожского​ общества железных руд, но ​в​ настоящее время надобности в этом не представляется. 

Джон Юз
Основатель завода, покойный Джон Юз, купил у местного помещика г. Белокрысенко землю, и приступил к изысканиям месторождения со второй половины 1885 года. До 1888 года добыча была относительно скромная, так как подготовительные работы захватили большую площадь. Только в 1888 году явилась возможность приступить к серьезной ​добывной​ работе. Однако и тогда, не смотря на лучшую добычу, прекрасный хлебный урожай 1888 года не приохотил местных жителей к возке руд, и приходилось еще покупать у общества ​криворожских​ железных руд.

В 1889 году возка руды подводами на станцию ​Карнаватка​ установилась, и в течении года пере везено 6,000,000 пудов. Перевозкою руды, кроме того, занимаются и подрядчики, как например г. Белокрысенко, бывший владелец ​разрабатываемых​ месторождений, построивший узкоколейную железную дорогу на протяжении верст — до 141 версты екатеринославской железной дороги, между станциями Долгинцево и ​Пичугино​.

Покойный Юз и его сыновья-наследники, нынешние владельцы рудника и завода, поддерживал и поддерживают г. Белокрысенко, насколько это возможно. Так, например, они согласились дать ​пятьдесят​ тысяч рублей авансом на постройку узкоколейной ветви. Г.Белокрысенко, однако, имел не мало затрат, которые ​едвали​ окупятся. Юзы приняли даже весьма значительный проездной тариф, а именно 1 3/8 к. с ​пуда​ ( девять верст), с тем, чтобы этот тариф одновременно погашал долг. Передвижение на подводах обошлось бы им не более 1 1/4 копейки, но видимо Юзы хотели поддержать инициативу г. Белокрысенко, который может пострадать с продлением саксаганской ветви.

Число рабочих на этом руднике летом достигает 350 человек, а зимой уменьшается до 300 человек. Разработка происходить двумя этажами, причем руда поднимается в склад помощью трех локомобилей. Средняя заработанная плата рабочего колеблется между 80к. и 1р. 10к. Рабочий элемент на половин у местный, на половину пришлый, главным образом из губерний Курской, Орловской, Черниговской и Полтавской. ​Заведование​ этим рудником, содержащимся в блестящем порядке, с начала 1886 года поручено горному инженеру П.А. Ренгартену. 

Рудник С.Н.Калачевского. Хорошо видна система подъема вагонеток и загрузки телег

На руднике построены четыре казармы для рабочих, четыре отдельных помещения для старших рабочих, и строится небольшая больница. Руда — красный железняк и железный блеск.



Рудник новороссийского общества находится в ​Верхне​-Днепровском уезде, Екатеринославской губернии, в шести верстах от рудников брянского завода, расположенных на земле помещика ​Харченко​. Брянское общество, как и другой колоссальный завод, ​Каменской​, ​арендуют​ рудники и платят владельцам по 1/2 коп. с пуда. Рудник новороссийского общества отдален от завода, но за то последний расположен ​близ​ каменноугольных копей, что составляет драгоценное удобство. 

В прошлом году из рудника, о котором я веду речь, добыто восемь миллионов пудов, а в нынешнем предвидят десять миллионов ​пудов​ руд. Можно бы достигнуть двенадцати миллионов, но пока в этом нет надобности, потому что имеются огромные запасы.

Рабочий в руднике так свыкся со своим делом и положением, что работает необыкновенно легко. Он как будто не устает. Одни из них, благодаря пыли, выглядят красными, другие серыми, третьи черными. Ни эта вечная рудниковая пыль, ни горячие лучи палящего солнца, ни вечный шум — не ​нарушают​ их работы. Точно машина, которую пустили, и она действует безостановочно, до условного перерыва для отдыха и обеда. 

Впрочем, что такое работа открытым разносом! Это детская забава сравнительно с работами на чугунно - плавильных заводах. Стоит взглянуть на реки расплавленного чугуна, или на прокат восьмидесяти - пудовой раскаленной стальной болванки, чтобы назвать заводскую работу —  адскою. Привычка, конечно, великое дело, но вечная работа, сопряженная с опасностью жизни, или по крайней мере с возможностью потерять каждую минуту глаза, получить сильный обжог — это смелость, это храбрость. На заграничных заводах рабочие ​носят​ на лице сетки, а русского мужика не убедишь в необходимости таких приспособлений. На каждом заводе имеются предохранительные сетки или очки, но редко-редко, если кто-нибудь воспользуется ими, кроме разве работающих у молота, не смотря на приказания заводской администрации. Вообще русский рабочий не дорожить своею жизнью, относится к ней весьма равнодушно, даже небрежно. Сколько этих замечательных тружеников лежит в заводских больницах страдающих от ужасных ​обжогов​, да сколько их варится, сколько ушибается насмерть. Примеры не останавливают других... царствует та же смелость и то же равнодушие. Поглядите, как подобные смельчаки копошатся у потока расплавленного чугуна, поглядите, как они ловко прокатывают раскаленные красные рельсы или восьмидесяти - пудовую железную болванку, красную, дышащую адским жаром. Пять человек – как это я ​наблюдал​ на заводе Юза — справились с такою болванкой отлично, прокатили ее, сузили, перетащили на машину, разрезали на несколько частей.

Помимо трудно выносимого жара, страшный шум, гул от машин, свист и тысячи работающих людей, довершают картину, которая надолго сохранится в памяти стороннего зрителя. 
Близ​ Екатеринослава выросли два чугунно-плавильных завода — ​александровский​ брянского общества, и завод южно-русского днепровского металлургического общества. И тот, и другой заводы молодые, но сумевшие уже зарекомендовать себя, и заслужившие прочную и широкую репутацию. Первый завод основан пять лет назад, а второй — три года назад, и оба в полном ходу.

Возникли эти заводы в степи, где царствовала пустота, где нужно было создать все, где не было никакого строительного ​материала​. И что же мы видим два завода, на которых ​работают​ тысяч шесть рабочих, ныне превратились в целые города, и ​растут​ с каждым днем. ​Александровский​ завод, как ближайший к Екатеринославу, почти слился с последним, а завод днепровского общества — это колоссальный оазис, форменный город, выросший в степи внезапно.
Создател​и таких грандиозных предприятий без спорно увековечили свои имена, явившись действительно борцами во имя горного дела, обогащения края и страны.
Александровский​ завод брянского общества дорог также потому, что он создан русскими людьми, на русское капиталы и без помощи иностранцев, не жалеющих денег на подобные предприятия.

Во главе завода находятся князь В. Н. ​Тенишев​ и В.Ф. ​Голубев​ известные строители брянского завода, Орловской губернии, сотрудники П. И. ​Губонина​.



​Александровский​ завод может быть назван сыном брянского, так как строился из материала, выработанного большею частью первым. Душою создания ​александровского​ завода является молодой горный инженер А.М.​ Горяинов​, один из скромнейших русских талантливых​ деятелей, преданный своему делу. Скромность — это отличительная черта русского талантливого человека, не ищущего известности, кричащего о себе, но дело делающего, и какое дело!

​Александровский​ завод ​расположен​ на берегу Днепра, в трех верстах от Екатеринослава, по линии железной дороги. Завод имеет ​произ​водства​: доменное, литейное, сталелитейное, ​рельсо​-прокатное, железоделательное, листовое и механическое. Доменный отдел состоит из трех действующих доменных печей, и одной марганцевой в постройке. Доменные печи дают в сутки 18,000-20,000 пудов чугуна, около 6.500,000 пудов в год. Чугун отправляется частью на брянский завод, частью переделывается в своем заводе на рельсы и сортовое железо.
Сталелитейная фабрика состоит из четырех действующих мартеновских печей, и достраивающейся​ бессемеровской мастерской. ​Мартеновские​ печи дают в год до 900,000 пудов стали рельсовой и мягкой. Бессемеровская мастерская рассчитана на пять миллионов пудов стали.


В железо-​делательных​ мастерских тридцать четыре пудлинговые печи, десять сварочных, и шесть прокатных машин. Рельсопрокатная мастерская пущена в ход с января текущего года, и снабжена первыми по силе в России прокатными машинами, с ​расчетом​, чтобы прокатывать самые крупные профили корабельной стали. Производительность этой ​фабрики​ выразится не менее, как в 4.000.000 пудов рельс и разных изделий.

В течении будущего года предположено выстроить еще большую доменную печь, установить крупно-листовое производство, и расширить механическую фабрику. Завод, с его машинами, механизмами и всеми приспособлениями, выстроен исключительно из русских изделий. Александровский​ завод теперь уже состоит ​покрайней​ мере из сорока корпусов, причем шесть главных отличаются исполинскими размерами.

Годовой оборот завода равняется шести с половиною миллионам рублей, да и постройка его стоила почти семь миллионов. Завод, благодаря своей разбросанности, занимает громадную площадь. Рабочие получают от 70 коп. до 3 рублей в день. В виду близости города, почти ​слившегося​ с заводом, нет надобности строить корпуса для рабочих, так как большинство их живет именно по окрестностям, между городом и заводом.

На заводе южно-русского днепровского общества рабочим уплачивается в ​месяц​ 110,000 р. Работы производятся в течении десяти часов, с шести утра и до шести вечера, причем два часа даются для обеденного перерыва. На обоих заводах, само собою разумеется, происходят ночные работы. Южно-русский днепровский завод возник после закрытая варшавского сталелитейного завода, откуда перевезена и большая часть машин; для возрождения его на новом месте способствовали польские и бельгийские капиталисты. Элемент рабочих на этом заводе большею частью пришлый.

Оба завода ​арендуют​ рудники в Кривом-Роге, брянский завод — рудник помещика ​Харченко​, затем рудник в окрестностях Кривого-Рога, на земле адмирала ​Кориницкого​, и кроме того производятся разведки на вновь законтрактованных участках. Южно -русский днепровский завод арендует в Кривом-Роге три рудника — у г. ​Шмакова​ и г-ж ​Голковской​ и ​Ростковской​.


Отпуск южно-русского днепровского завода за период 1889-1890 ​гг​. был на сумму 3.788,646 руб. 51 коп. Управляет заводом инженер - технолог И.И. Ясюкович, являющийся знатоком своего дела и опытным администратором.


Правление южно-русского днепровского общества составляют следующая лица: ​гг​. Pay, ​Деллуа​-Матье​, ​Грейнер​, барон Ф. де-Макар, и др. Доменных печей на заводе две; количество корпусов почти такое же, как в ​александровском​ заводе. Южно-днепровское общество организовало собственную пожарную команду в ​шестьдесят​ человек, работающих, судя по маневру, превосходно.


Помимо крупных производств, завод не брезгает и ​мелкосортным​ железом. Весьма интересен прокат проволоки. Эта раскаленная красная нитка тянется бесконечно, и извивается подобно змее. Железный ​лист​ превращается здесь в лист почтовой бумаги, — да что железный лист! Рельсы кажутся какими-то дамскими шпильками в этих колоссальных корпусах, среди гигантских машин и огня.

Для рабочих южно-днепровского общества устроены отличные колонии, больница, и проектируется школа. 


Корпуса завода ​занимают​ значительно меньшую площадь, нежели ​александровский​; на первый взгляд, благодаря сосредоточенности, он превосходить последний по величине, но это превосходство только кажущееся. 

Южно-днепровский завод, или ​каменский​, как его больше называют, расположен ​близ​ станции Запорожье, почти на берегу Днепра, и имеет соединительную ветвь с екатерининскою ж. д.  Оба завода процветают в мире и согласии, работая без устали и принося почтенные доходы. Процветанию их, конечно, способствует екатерининская железная дорога, которая, против ожиданий, сделалась одною из выгоднейших дорогу России, и служить неоценимую службу для развития горно-промышленности.

Третий чугунно-плавильный завод, превосходящий по размерам брянский и ​каменский​ — это завод новороссийского общества (Юза), в ​Бахмутском​ уезде. Основан он давно, а именно в 1871 году, русскими и английскими капиталистами; в числе основателей завода находились великий князь Константин Николаевич, светлейший князь ​Ливен​ и князь ​Кочубей​, а главным директором-распорядителем был англичанин Джон Юз, умерший в 1889 году.

Завод сначала был маленький, с одною доменною печью; построили его на земле, принадлежащей князю ​Ливену​. Это был тогда первый завод в России, где плавка чугуна установилась на коксе, т.е. на минеральном топливе. Топливо добывается тут же на заводе и в окрестностях его, а руду получают из собственного рудника в Кривом-Роге. Строили этот завод сперва для прокатки железных рельсов, но затем деятельность его быстро начала развиваться, а самый завод расширяться.

Общий вид завода Юзовского завода, 1872 г.

Теперь выросли уже три доменные печи для плавки чугуна, да оканчивается постройкой четвертая, которую пустят вероятно осенью настоящего года. Угольная производительность громадна, чуть-ли не двадцать миллионов пудов в год. 

Еще недавно братья Юз, дети покойного основателя завода, провели самую глубокую в России шахту: сто тридцать саженей глубины. 

Завод продает много чугуна на литейные заводы, и преимущественно в Москву. Рабочих на заводе до пяти ​тысяч​ человек. Покойный Джон Юз принимал участие в постройке одного из сильнейших фортов Кронштадта. Это обстоятельство, если я не ошибаюсь, и привлекло его в Россию.

Руководителями завода теперь состоят сыновья Юза: главный управляющий — Джон Юз; исключительно заводом заведует Артур Юз, которому помогает ​Айвер​ Юз. Доменные печи и лаборатория — под наблюдением Альберта Юза. Таким родом, мы здесь не встречаем во главе инженера или техника, а ​ве​дут​ дело нынешние владельцы завода самостоятельно.

Жетон (бляха) Новороссийского общества

Англичане придумали для уплаты жалованья рабочим особую систему: раз в месяц собираются​ все рабочие, и каждый из них получает бляху с номером; таких блях четыре сорта, и следовательно, получающие разделяются на четыре группы. Подавая в кассу бляху, рабочий получает взамен её жестяную коробочку с соответствующим нумером. В этой коробочке приготовлен для него ​рассчетный​ лист и следуемая заработная плата. В ​рассчетный​ лист вносятся, конечно, выданные авансы и долги рабочих. Все четыре группы ​получают​ жалованье одновременно, причем быстрота выдачи изумительная, и ошибок почти не случается.

Завод новороссийского общества, как старейший, является здесь, так сказать, заводом историческим; он не столь ​щеголевать​, как ​каменский​, и в особенности брянский. Последние ​представляют​ собою образцы чугунно-плавильного завода. Однако, ​гг​. Юзы могут похвастаться некоторыми машинами, которые еще не поставлены, хотя и готовятся, у соседей, а именно — для проката колоссальных болванок (до восьмидесяти пудов) и для разреза последних. Раскинулся завод новороссийского общества на бесконечном пространстве, и с колониями для рабочих издали уже кажется большим городом.

 Производительность трех заводов​, — двух ближайших к Екатеринославу и одного отдаленного, — доказывает наглядно существующий на нее спрос. Если десять тысяч человек работают без устали дни и ночи на трех заводах, то в заказах, конечно, недостатка подозревать нельзя.

Недалеко от завода Юза, у станций Рудничной, донецкой железной дороги, расположены шахты французского горного и промышленного общества на юге России. 

Это общество основано в 1873 году, и по производительности каменного угля, самое счастливое в донецком бассейне. Добывается более двадцати пяти миллионов пудов каменного угля. Работают семь шахт, глубиною от 60 до 100 саженей, и каждая из них соединена рельсовыми путями со станцией Рудничною. Общество располагает несколькими паровозами. Население на руднике достигает пяти тысяч душ, в числе которых три тысячи рабочих. Для детей последних основано народное училище на двести учеников. Домашняя церковь, больница, аптека, — все сосредоточено тут же.

Находясь близ нового мариупольского порта, общество первое вступило на путь развития морской торговли углем в Черном море, и имеет заарендованные на несколько лет пароходы для перевозки угля из Мариуполя в порты Азовского и Черного морей. Пароход «Инженер ​Авдаков​» поднимает 100,000 ​пудов​ угля в один рейс, пароход «Прогресс» — 96,000 пудов, «Русь» — 86,000 пудов, и т.д. 

Мариупольский порт. Угольный элеватор

Склады общества находятся в Одессе, Севастополе, Керчи и Мариуполе. Местное правление состоит из трех директоров: представитель общества в России и коммерческий директор, горный инженер ​Авдаков​, директор технической части — ​Барбье​, и хозяйственной — ​Лелуар​. Из инженеров на руднике два француза и трое русских. Все рабочие и прочая администрация — русские. Шахтная работа представляет большой интерес. Первое впечатление, которое она производит, довольно тяжелое: невольно возникают соображения относительно возможной опасности. Стоит оборваться канату, и гибель спускающихся в шахту рабочих неминуема, не смотря на предохранительные механизмы. Наконец, взрывы, происходящие часто по небрежности самих же рабочих, ​уносят​ немало человеческих жертв.

Небрежность русского рабочего, за которым инженеры ходят, как няньки за детьми, поразительна. Он положительно не дорожить жизнью. Например, недавно выданы были безопасные лампы новой системы, и вскоре усмотрели, что вероятно ради любопытства, рабочие просверлили в них дырки. 

Никакой строжайший надзор, никакая дисциплина не в силах бороться с равнодушным отношением русского рабочего к опасности. На первых порах рабочие новички, спускаемые в глубь земли, сквозь темный и мокрый ​коридор​, немножко трусят, но затем быстро свыкаются, и ​чувствуют​ себя в шахте, как дома. Спуск в шахту для человека постороннего кажется очень жутким и тяжелым, но еще более томительно пребывание в бесконечно длинных, темных ​коридорах​ под землею. Путешествию в шахту я, впрочем, посвящу отдельную корреспонденцию, так как оно заслуживает особенного внимания. Машинные подъемы при шахтах, которые мне удалось осмотреть, содержатся в образцовом по рядке, и даже внушают доверие зрителю, не говоря уже о рабочих. Устройство некоторых шахт, хотя бы например горным и промышленным обществом на юге, удивительно по быстроте. Одну из них начали 1 июля 1888 года, и достигли угля 27 сентября этого же года, закончив все устройство спустя еще месяц.

Горный инженер Стемпковский, в своих обстоятельных и компетентных описаниях месторождений донецкого бассейна, касаясь рабочего вопроса, говорит между прочим: ​несчастием​ рабочих и углепромышленников донецкого бассейна является почти поголовное пьянство рабочих после получения заработанных денег.

Французское горное и промышленное общество находится, в этом отношении, в особенно тяжелом положений, так как, не владея поверхностью, не может препятствовать возникновению кабаков в соседстве шахт. Разгул продолжается по несколько дней, и вредно отзывается на деле. 

После осмотра рутченсковского месторождения в западной части донецкого бассейна, мы посетили ​корсунскую​ копь общества южно-русской каменноугольной промышленности, представителем которого является здесь инженер путей сообщения К.Л. Мсциховский. Последний состоит, между прочим, и инспектором штейгерского училища С.С. Полякова​.

В центре Казимир Людвигович Мсциховский с супругой Агатьей Михайловной Мсциховской (Николич)

Вечером, в день приезда директора горного департамента, был дан праздник, на который собрались все рабочие, поднесшие гостю хлеб-соль и устроившие целый факельцуг. К. А. Скальковский выразил в нескольких словах признательность рабочим, и пожелал им так же работать и трудиться, как они трудились до сих пор. Во время обеда, данного К.Л. Мсциховским, играл оркестр, составленный из рабочих; им исполнен был гимн, восторженно, встреченный многочисленными слушателями, и целый ряд пьес.

В распоряжении общества южно-русской каменно-угольной промышленности в настоящее время находится 18,000 десятин земли, с годичною добычею одиннадцати миллионов пудов угля. При руднике есть школа на 50 человек, больница на шесть кроватей, и строится церковь. Горное училище С. С. ​Полякова​ при ​корсунской​ копи открыто 16 августа 1878 года. 

Учебные занятия состоят в прохождении теоретических курсов учебных предметов, и в практических занятиях в мастерской училища и местных каменно-угольных конях. Курс учения собственно четырех-годичный, причем практике посвящается последний год.

Ученики, окончившие теоретической курс, избрав себе специальность ​штейгера​ или машиниста, ​поступают​ по рекомендации училища на копии рудники; по истечении года, они ​представляют свидетельства от тех лиц и учреждений, где занимались, после чего получают аттестаты, согласно намеченной специальности. Стипендиаты училища — это лучшие ученики, дети беднейших родителей, причем преимущество отдается детям местных рабочих и служащих на руднике. В 1891 году горное училище ​Полякова​ вступает в четырнадцатый год своего существования. Деятельность его за это время выражается в следующих результатах. Обучалось 156 человек; из них окончили полный курс 89 человек, теоретический — 9 человек. По специальностям, окончивших курс можно распределить так: ​штейгеров​— 82 человека, машинистов — 13, и мастеров строительных работ—3. Большинство из них получили места с порядочными окладами. Мне случалось встречать в шахтах бывших учеников поляковского училища, и слышать о них, так сказать, на месте дела, весьма удовлетворительные отзывы.


V.

Горная деятельность в западной части донецкого бассейна началась только со времени постройки ​курско​-​харьковско​-азовской железной дороги. До этого времени здесь существовали лишь незначительные ​крестьянские​ разработки, вполне удовлетворявшая небольшим местным потребностям. 
 
С постройкою дороги наступила новая эпоха для горного дела — возникли крупные ​торгово-промышленные​ предприятия, и в числе первых из них общество южно-русской каменноугольной промышленности и ​Корсунская​ копь. Судьба последней особенно тесно связана с ​курско​-​харьковско​-азовскою железною дорогою, потому что копь эта имеется на участке в 500 ​дес​., отчужденном по Высочайшему повелению от крестьян с. Железного, по 20 руб. за десятину, в пользу строителей дороги, в видах развития в крае горнопромышленной деятельности. Существующая теперь шахта заложена 3 августа 1871 г., и это самая старая из шахт западной части донецкого бассейна. Строили ее горные инженеры П. Н. ​Горлов​ и Е. Н. ​Таскин​. 


Первоначальная глубина шахты была 40 ​саж​., но теперь ​работают​ уже третий горизонт, на глубине 84 ​саж​., и приступают к углублению её на 4 - й ​горизонт​, всего до 119 саженей. Как по системе разработки угля, так и по составу своего рабочего населения, ​корсунская​ копь представляет исключение среди всех других рудников донецкого бассейна: в ней ​разрабатываются​ пласты с крутым падением (от 55 до 80 гр. ), а разработка эта требует тщательности и излишних трудов, как например, закладка пространств, образовавшихся от выемки угля, что со всем неизвестно в шахтах с пологими пластами. 


В виду таких трудностей и расходов, к разработке крутых пластов приступают в донецком бассейне неохотно. ​Корсунская​ же копь, путем различных технических усовершенствований, выработала особую, вполне приспособленную к местным условиям, систему разработки угля, и достигла значительного удешевления производства. В настоящее время ​корсунская​ копь ​разрабатывает​ три пласта. Толщина первого из них 9 ​четв​., второго — 7, третьего — 3. Все пласты отличного качества, причем особенною чистотою отличается ​пласт​ «первый». Суточная производительность шахты составляет 25,000 пудов. Кроме указанных пластов, предполагается начать вскоре разработку еще трех, всего же на участке ​корсунской​ копи открыто 11 пластов, в общем толщиною в 4 ​саж​.

В составе рабочих донецкого бассейна вообще преобладают артели; жизнь ведется казарменная, и рабочие ​приходят​ из центральной России. На ​корсунской​ же копи артелей, казарм и подрядчиков не существует, и большинство рабочих состоит из семейных и ​оседлых​ выходцев лисичанского горного населения, что представляет для рудника самый надежный элемент, не поддающийся соблазну даже более высоких цен на других рудниках или полевых работах. Это подтвердилось в каменноугольный ​кризис​ 1888 года, и ​корунская​ копь не только не уменьшила тогда производства за недостатком рабочих, но еще усилила его при значительно низшей, чем на других рудниках, заработной плате. Всех рабочих на копи 576 человек, владеющих 246 домиками (землянками); домик строится из конторского материала, трудом самого рабочего, и считается его собственностью, пока он работает на руднике, в противном случае он ​обязан​ продать его другому рабочему, с разрешения конторы.


Каждому рабочему отводится огород в 20 кв. саженей, и дается право выпаса на рудничной степи для двух коров. Средняя заработная плата на копи от 1 р. до 1 р. 25 к. в смену-до 8 час. для забойщиков и до 10 ч., а иногда и больше, для ​вагонщиков​. Большинство работает сдельно или поурочно, но забойщики получают плату с ​квадр​. ​саж​. выработанного угля; ​вагонщикам​ же дается урок— определенное число поездок от за боя к шахте, не исполнив которого, он не имеет права выходить на верх.

Кроме ​корсунской​ копи, общество южно–русской каменноугольной промышленности владеет еще следующими угодьями: В ​Бахмутском​ уезде копью в 500 ​дес​.; около Лисичанска — двумя каменноугольными участками в 120 десятин; в Славяносербском уезде— каменноугольными имениями: ​ Краснополье​, ​Черногоровка​ и ​Богдановка​, всего около 4,500 ​дес​.; с прошлого года арендует вблизи своей копи каменноугольное месторождение шеляшевских крестьян, пространством в 8,000 ​дес​. Общество предполагает приступить с осени этого года к капитальным сооружениям на этих месторождениях, особенно на Шеляшевском.

Спуск в шахту — совершенный колодец, с тою только разницею, что заглянув в колодец, вы рассмотрите дно, а здесь — темное, как будто совсем бездонное отверстие. Из этой искусственной пропасти веет холодом и сыростью. Глубина таких спусков простирается у нас: в каменноугольных шахтах до ста тридцати саженей, на ртутном руднике до тридцати саженей, а в соляных копиях до восьмидесяти саженей. Соляные копи — это дворцы, сравнительно с прочими подземными лабиринтами. Для сообщения между рабочими подземными и рабочими на поверхности служат самые примитивные сигналы. Телефонов еще нет, но когда-нибудь и они проникнуть туда!

Клетка, в которой поднимают вагонетки с углем или рудою, вращается вниз и вверх по средством машинного подъема. Число подъемов вагонеток и людей доходить иногда до семидесяти в час, и производятся они чаще всего с помощью ​аллойного​ каната. Когда вы посмотрите на клетку, прикрепленную к канату, чувствуется весьма естественный страх: стоит оборваться канату, и неминуема катастрофа. Так как клетка сверху имеет крышку, то спускаясь в ней плотно между стенками, находишься среди непроницаемого мрака, и не видишь своего соседа.

Нас поставили в клетку втроем, причем просили держаться за железную перекладин у клетки. Дали сигнал, и начался довольно медленный спуск в подземный ​лабиринт​. Обыкновенно спуск происходить очень быстро, но для меня, как для новичка, сделали исключение. Через сорок секунд блеснул среди непроницаемой тьмы свет лампы.

— Готово, приехали, сказал спускавшийся с нами рабочий. Открыли дугу клетки, и мы вышли в низкий, мрачный ​коридор​.

Впечатление от спуска в шахту было какое–то странное. Овладевал не то страх, не то опасение, и с первой же минуты тревожила мысль о предстоящем, после осмотра, подъеме на верх. Один выход из этого лабиринта-узкое отверстие, через которое спустились. Рождалась в голове мысль: а что, если, не дай Бог, случится что ни будь в этом темном колодце, не выйдешь отсюда! Наконец, сознание, что над твоею головою слой земли в несколько десятков саженей, что ты совсем отделен от поверхности, где тебя каждую минуту каким-нибудь обвалом может раздавит, как муху, все это тревожило и волновало. Рисовался в воображении страшный могильный склеп, куда заперли живых людей. 

После знойного солнца, в шахте температура напоминает погреб.
— Господа, прямо...пожалуйте сюда! крикнул нам юный еще ​штейгер​, с весьма беззаботным лицом, на которое падал тусклый свет от бывшей у него в руках лампы.

Здесь свободно, а вот подальше...саженей через ​пятьдесят​, нужно будет нагнуться. В узком ​коридоре​ поминутно подвозили по рельсам вагонетки, наполненные добычею.

В каменно-угольных шахтах работали лошади, а в ртутном руднике обязанности их возложены на рабочих.

Скоро привык к шахте? Спросил я у кого-то из рабочих.
— Жутко было день, не то два, а потом обошлось...у нас хорошо.
— На свет-то поскорее выбраться хочется?
— Кому на ​свет​ не хочется, выйдешь — перекрестишься.
— Давно работаешь?
— Другой год ​пошел​.
— Глаза не болят?
—​ Нет​, ничего, вылезешь, так ослепит малость, а потом опять хорошо. 
— Нагнуться нужно, нужно, осторожнее, рекомендовал ​штейгер​, — к забою пройдем. Забой посмотрите!

Удаляясь от спуска все дальше и дальше, очутились уже в совершенно низеньких ​коридорах​, и шли согнувшись, чуть не на ​четвертинках​, к передней стене. 

Водоотлив в каменно-угольной шахте состоит из водоотливных ящиков, которые движутся посредством подъемной машины. При сильных притоках воды, и водоотливная система бывает иногда недостаточною, и тогда прибегают к другими способам.

​Шахтари​ из каменно-угольных шахт вылезают ​измоченными​ и испачканными, мы напоминая форменных негров. Напротив того, в шахте ртутного рудника преобладает легко достижимая там чистота, благодаря, конечно, природным условиям.
 

Нельзя пройти молчанием лошадей, обреченных на работу в шахте. Опускают их туда большею частью связанными и в лежачем положении. Попавшая в шахту лошадь остается там несколько лет, работая и неся совершенно несправедливое тюремное заключение. Это заключение ​влечет​ за собою слепоту и ожирение, в особенности последнее: лошадь делается необыкновенно полною, гладкою. Когда, по истечении нескольких лет, ее ​поднимают​ из шахты, она часто дуреет, ​выглядит​ безжизненною, но потом ​прихо​дит​ в себя, и по общим отзывам, пригодна еще для работ.

Это немножко жестоко, обрекать лошадей на долгую жизнь в шахте, и хорошо бы на этот счет выработать ​какие​-нибудь ограничения и условия: можно установить смены. Впрочем, это дело общества покровительства животным. ​Владельцы​ шахт, конечно, ​будут​ отговариваться трудностью спуска лошадей, но это основания неверные.
 
В шахте на ртутном руднике, во время моего посещения, находился начальник недавно открытого горного округа южной России, Л. П. ​Долинский​, который, чувствуя себя здесь не хуже, чем дома, действовал на меня чрезвычайно ​ободрительно​. Он предложил идти за ним в глубину шахты, осмотреть каждый угол, чтобы иметь настоящее понятие о шахте и работах в ней. За такую любезность я не могу не поблагодарить Л.П. ​Долинского​. Как приверженец строгой дисциплины, он делал в шахте не мало строгих замечаний, усматривал частенько халатное отношение рабочих в порядку и к соблюдению правил, предохраняющих их от опасности. Равнодушие к опасности у русского рабочего просто безгранично. Ему решительно все равно, что бы ни случилось. Авось ничего не ​будет​!


При продолжительном пребывании в подземном лабиринте, мало-по-​малу​ улетучивалась мысль, что находишься совершенно в другом мире, а потому, весьма понятно, исчезал постепенно страх. Только приближаясь на обратном пути к подъему, и слыша глухие стуки от опускавшихся и поднимавшихся клеток и сигналы, вспомнил о предстоящем ​путешествии​ из мрака к свету. Так как свет манил, хотелось скорее к нему выбраться, то было желательно, что бы подъем совершился быстрее, нежели спуск.

Не без удовольствия я снова вошел в клетку, которая быстро понеслась кверху. Через несколько ​секунд​, в щель между крышкою клетки и стенкой колодца показался дневной свет, и затем клетка остановилась, чтобы вскоре снова отправиться в колодец.

— Когда приятнее работать, спросил я у ​шахтаря​, — днем, или ночью?
— Ночью лучше... потому везде темно... и день от тебя не ​уйдет​... А коли днем темно, да ночью темно, соскучишься... без дня жить тоже нельзя.
— Ты, стало быть, всегда работаешь от вечерней смены?
— Работал и от утренней, а потом стал проситься...
— Привык в подземелью- то?
— Привык... что же там страшного- то... Жена сначала не ​пущала​... ну, а потом, как живым пришел к ней разов десяток, утихла... В зной-то внизу холодок... многие от жару ​идут​ на дневную смену!

Британская открытка из серии «Не спускайся в шахту, папа»

Действительно, неприглядна жизнь тех ​рабо​чих, которые работают в шахтах днем... Она чуть - чуть не аналогична с жизнью лошадей: и те, и ​другие​ почти не видят света. Самое рациональное распоряжение, когда рабочих один месяц заставляют опускаться в шахту на дневную работу, а другой — на ночную. В какой степени практикуется подобная перетасовка людей, проверить, конечно, очень трудно, да и существует-ли она? В результате приходишь к заключению, что как бы люди ни сживались с работою в шахте, как бы они равнодушны к ней ни был, это одна из самых утомительных, тяжелых работ, сопряженная с массою ​возмож​ных​ несчастий. Поденная плата, равняющаяся одному рублю или рублю двадцати копейкам, невысока, да едва-ли большие получат работающие сдельно от вагонетки. Такое вознаграждение далеко не значительно, и надо думать, что с развитием на юге горной промышленности, труд ​шахтарей​ поднимется в цене.

Возникновение ртутного рудника в Екатеринославской губернии занимает интересную страницу в истории развития южно-русской горной промышленности. Во главе рудника находится горный инженер А. В. ​Миннинков​, который может быть назван отцом этого дела в России. Г.​ Миннинков​ служил где -то в окрестностях нынешнего ртутного рудника, и совершенно случайно напал на него. Заграницею такое открытие горного инженера, конечно, встретило бы общее внимание, создало бы ему имя, привлекло бы капиталистов, и обеспечило бы на всю жизнь. У нас успехи в горном деле достигаются иначе, путями беспрерывной борьбы, горьких разочарований и нужды. Не имея возможности приступить к разведкам, да и вообще к делу, по недостатку средств, ​Миннинков​ составил скромную компанию, в которую вошли отчасти его товарищи, отчасти местные ​рассчетливые​ капиталисты. Образовался капитал в несколько тысяч рублей; заарендовали у крестьян, если не ошибаюсь, за пять тысяч рублей землю, и начали работать. Так как фонды компании были незначительны, ​дальнейшие​ затраты всех пугали, то работы приостановились, и предприятие вызвало даже недовольство некоторых компаньонов по отношению к г. Миннинкову. Вложив в дело не только ​последние​ крохи, но всю так сказать душу, г. ​Миннинков​ очутился в тяжелом, мучительному положении: компания отказалась от предприятия, работы продолжаться не могли, и г. ​Миннинков​, разочарованный в надеждах, лишившийся прежних занятий и не имеющий средств, отдал ​последние​ деньги крестьянам в виде неустойки по аренде, и бросив дело, уехал в Петербург искать занятий.

С одной стороны, г. ​Миннинков​ был окончательно убит печальным исходом дела; с другой стороны, его огорчало отношение к нему многих компаньонов, отказавшихся от дела, в которое он глубоко верил. 


По приезде в Петербург, г. ​Миннинков​ ничего не предвидел отрадного, но всему помогла случайность, как это часто бывает. На улице он встретил известного горного деятеля г. Ауэрбаха, которому рассказал свою историю. Г. ​Ауэрбах​ предложил Миннинкову снова взяться за старую работу, составил компанию и... и в результате возник нынешний ртутный рудник, с образцовым заводом, приносящий отличный доход ​и действительно​ счастливый по производительности. г. ​Миннинков​, заведующий рудником и пользующийся процентом из дохода, теперь, разумеется, вполне обеспечен и может торжествовать. А вот его прежние компаньоны, конечно, печалятся, а иные и сердятся, что прогадали. Я встретился с одним из таких компаньонов, не принадлежащим к горным деятелям, но желавшим на свои тысячи нажить десятки тысяч... Он с сожалением вспоминал о прошлом и с сожалением говорил, какие бы плоды ​пожинал​ ныне.

Сознаюсь, что я лично был рад, что такой деятель, обладающий большим состоянием и еще большим ​расчетом​, получил хороший урок. В южной России в среде горной ​промышленности​, ​вырабатывается​ совершенно новый тип дельца такого рода... Это ни горный инженер, ни инженер путей сообщения, это просто человек с фондами, антрепренер, входящий в дело не во имя симпатии к последнему, а во имя увеличения капитала. Эти натуры шириною не отличаются, боятся риска, и желают на рубль приобрести тысячу. Подобные капиталисты, в сущности, ​приносят​ не пользу, а ущерб, пользуясь доходами в случае успеха.

Ртутный рудник товарищества А. Ауэрбаха и ​комп​., созданный А. В. Миннинковым и нынешними компаньонами, действует пятый год, и производительность ртути выражается в следующих​ цифрах: 1887 г. — 3,911, 1888 — 10,061, 1889 — 10,210, 1890 — 17,835, а в России расходуется всего четыре тысячи пудов. В нынешнем году производительность достигнет двадцати тысяч пудов. На заводе имеются три шахтных печи, одна отражательная, одна Ауэрбаха, и одна австрийского инженера ​Чермака​. Да кроме ​того​, строятся еще печь ​Чермака​ и одна шахтная. 

Макет пламенной печи системы Ауэрбаха в Горном музее Спб

Печь системы Чермака

Глубина шахты — 27 саженей. Подготовительные работы на 34 саженях. В шахте ​работают​ 250 человек, а всего на ртутном руднике 600 человек, считая и женщин. Помещения для рабочих, ​с​ отоплением и банею, бесплатные. Для детей основано ​двухклассное​ народное училище. Больница на десять кроватей. Ртуть часто ​проявляет​ свое действие, вызывая отравления, но больные быстро поправляются. Я видел одного рабочего, у которого замечалось трясение рук, постепенно, однако, по словам больного, уменьшающееся.

Цены на ртуть весьма часто меняются, но тем не менее оборот завода в год равняется 700 тысячам рублей.

Обозревая ртутный рудник и знакомясь с его производительностью, невольно задаешь себе запрос: один ли у нас на юге России ​Миннинков​? Может быть, немало энергичных горных инженеров работали и работают до тех пор, пока не истощатся силы и средства... Может быть возникли бы еще десятки рудников и заводов на этих оголенных степных пространствах, но беда в том, что русская даровитая натура, несмотря на весь запас силы и энергии, ломится вследствие равнодушия горно-промышленников... Эта последние не обладают должною предприимчивостью, и даже достаточною верою в дело. Они индифферентны ко всему новому, и этим самым играют в руку иностранным предпринимателям, богатеющим и в действительности мало рискующим.

Покойный вождь южно-русской горной промышленности, А. Н. Поль, — ведь это тоже в своем роде ​Миннинков​. Счастье последнего, что он нашел капитал в Петербург; а Поль, утомленный исканиями, ездил заграницу формировать компании. Есть, однако, великое неудобство в поездках за капиталистами в Лондон и Париж. Неудобство это заключается в том, что иному горному инженеру, нашедшему минеральные богатства, не на что ​ехать заграницу​. В России он найти поддержки не может, а заграницу ехать нет средств, и приходится падать духом и бросать дело. Так бы погиб и ​Миннинков​, если бы на улице не встретил г. Ауэрбаха.

— Не все у нас ​Авдаковы​! уверял меня один горный инженер. Энергия Николая Степановича ​Авдакова​ среди горнопромышленников обратилась в легендарную. По уверению местного юмориста-статистика, этот горный инженер ухитряется триста шестьдесят пять раз в год побывать в Петербург и хлопотать относительно насущных вопросов угольной промышленности. Н. С. ​Авдаков​ — это Одиссей, странствующий давно и упорно. 

Одно высокопоставленное лицо в Петербурге заметило однажды с радостью: —​ Авдаков​ три дня назад уехал... Он, ваше превосходительство, сегодня опять приехал!! Разумеется, это энергия исключительная, и немногие такою обладают.


В ​Бахмутском​ уезде, Екатеринославской губернии, ​близ​ станций Ступки и Деконовка, донецкой железной дороги, мы встречаем ​богатейшие​ залежи каменной соли. Еще в семидесятых годах правительством предприняты были разведки, причем обнаружено присутствие соляного пласта в шестнадцать саженей толщины. Несколько лет спустя, горный инженер Н. Н. Летуновский явился инициатором предприятия для разработки этих богатств. Примеру г. Летуновского последовали еще разные общества, между которыми два из иностранных капиталистов, французских и голландских. Успеху всех предпринимателей тогда способствовали отмена акциза и повышение привозной пошлины. Но в 1887 году чрезвычайно низкие тарифы, установленные некоторыми железными дорогами на перевозку конкурентной соли, не только остановили развитие этой новой промышленности, но значительно сократили район сбыта здешнего бассейна. Это случилось, по словам специалистов, когда производительная способность всех существующих копей достигла максимальных размеров. Нужда заставила принять меры, и вот, в начале 1889 г., одно из обществ, а именно французское, приобрело некоторые из соседних копей, так - что в настоящее время осталось только три самостоятельных центра ​эксплуатаций​.

Наилучшими годами донецкой ​соляно​-каменной промышленности были, по сбыту продуктов, 1886 и 1887, когда ежегодная отправка превышала двенадцать миллионов пудов, а в настоящее время сбывается около одиннадцати миллионов пудов. Эти копи представляют чрезвычайно живописную панораму, и в особенности самая старая из них — Брянцевская.


Около копей расположилось оседлое население, представляющее собою самых опытных рабочих. Условия работы на соляных копях, в сравнении с угольными, и более легки, и более безопасны. Со стороны нынешних владельцев сделано все, чтобы возможно лучше устроить быт своих рабочих, в чем может убедиться каждый интересующийся посетитель. А последних, кстати сказать, здесь бывает не меньше, чем англичан в Швейцарии!

Около соляных копей выросли целые селения, с аптеками, центральною больницею и пр. Наконец, что особенно поражает на Брянцовской копи, это идеальный порядок и чистота, упрочить которую здесь, конечно, легко... На каменноугольных копях чистота недостижима, и потому после них Брянцовская копь кажется привлекательною.

Помимо, однако, тех специальных сведений о местных соляных конях, которые я привел выше и которыми любезно снабдили меня горные инженеры — С. С. Манциарли, стоящий во главе дела французского общества, и его помощник М. Н. ​Лямин​, можно сказать еще многое. Соляные копи, это — зрелище чарующее, фантастическое зрелище, напоминающее феерию или балет. Во время присутствия здесь директора горного департамента, в подземных соляных пещерах был устроен настоящий праздник, с бенгальскими огнями, взрывами и завтраком. ​

Галерея​ брянцевской копи состоит из целого ряда зал, достигающих восьми-саженной вышины и шести-саженной ширины. Длина этих искусственных пещер в общей сложности равняется уже не саженям, а верстам.

Спуск в подземелье совершенно такой же, как и в каменноугольные шахты; глубина спуска в семьдесят саженей. Выйдя из клетки, я очутился с моими спутниками в довольно просторном ​коридорчике​, имеющем вид совершенно ледяного. Это, однако, не тот прозрачный лед, какой, под видом разных волшебных замков, показывают в петербургских садах зимою. Соляные своды имеют вид оттаявшего, несколько грязноватого льда весеннего, готового тронуться по Неве или растаять.

Налево от этого ​коридорчика​ помещается небольшая комната, вроде конторы, с необходимою мебелью и письменными принадлежностями. ​Здесь попросили​ нас подождать, когда спустятся прочие спутники, во главе с К. А. Скальковским, ​яв​лявшимся​, так сказать, виновником предстоявшего торжества. Здесь было много горных инженеров, начальник южного горного округа и местная администрация, во главе с г. Манциарли, чуть -ли не самым молодым горным деятелем на юге России, успевшим, однако, обратить своими способностями и работами общее внимание.

Внезапно растворились ​небольшие​ ворота в ​коридоре​, и глазам присутствовавших представилось​ следующее зрелище: со свечами и бенгальскими огнями стояла толпа рабочих, причем старейшие поднесли новому директору горного департамента хлеб - соль. Картина была ​действительно торжественная​, словно взвилась занавесь, и зрители увидели замечательную декорацию.

Затем, вся эта пестрая многочисленная толпа с бенгальскими огнями направилась в соляные залы, много превышавшая залу петербургского дворянского собрания. В следующих залах, одновременно с тем, вспыхивали бенгальские огни, освещавшие бесконечную ​анфиладу​ блестящих пещер, в одной из которых накрыт был стол для завтрака. 
 

Апофеозом всей декорации, с освещенною соляною лестницею, были взрывы соли, которая сыпалась колоссальными фонтанами, меняя от бенгальского огня цвета. От взрывов стоял продолжительный гул, придававший общему впечатлению еще больше яркости и оригинальности.

Читатель спросить, однако, каково ​чувствуется в​ этих подземных гигантских пещерах? Какое влияние оказывают они на постороннего зрителя​? Разумеется, здесь не испытываешь того угнетенного состояния, какое получается в каменноугольной шахте. Нервный человек, однако, и здесь чувствует какую-то тяжесть на душе, хотя видит перед собою грандиозные залы. Отдаленность от поверхности дает себя знать и невольно потягивает на верх, где жгут лучи горячего южного солнца. Лично я оставался в этих пещерах до последнего действия празднества, т.е. лишь до завтрака, когда решил подняться.


Поездка директора горного департамента на юг закончилась осмотром лисичанской штейгерской школы, после чего К. А. Скальковский отправился в Петербург. ​Какие​ он вынес впечатления относительно положения южно-русского горного дела, я утвердительно сказать не могу, но думаю, что весьма ​хорошие​. Быстрый ​расцвет​ южно–горной промышленности наглядно указывает на возрождение края, на его обогащение, и сулит сделаться источником бесконечных богатств родной страны. Южно-русские горные деятели сохранять на долго воспоминания о поездке К. А. Скальковского, поставленного во главе горного дела России. Новый начальник, всесторонне изучивший дело в теории и на практике, любящий это дело и преданный ему, и наконец, как человек полный сил, — поднял дух и энергию горных деятелей, возлагающих на него справедливые надежды».

Скачать PDF

Источники иллюстраций:

Криворізька старовина https://www.facebook.com/groups/starovuna
Album z fotografiami rodziny Woyniewiczów https://polona.pl/item/album-z-fotografiami-rodziny-woyniewiczow,MTg0NDExMzk/
Album Krivoï-Rog Gdantzefka 1899 https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b8451495m?rk=21459;2
Alexander Volok https://www.flickr.com/photos/alexander_volok/
wikimedia.org
https://saltsymphony.com.ua/
https://museum.spmi.ru/
https://www.e-pics.ethz.ch
https://dm-bogatenkov.livejournal.com/2698.html
Дзюбинский, Л.И.  «А.А.Ауэрбах. Выдающийся горный инженер России»
http://donjetsk.com
Спутник пассажира по Юго-Восточным железным дорогам / сост. А. И. Родзевич Балашово-Харьковская, Донецкие каменноугольные, Восточно-Донецкая и Елец-Валуйская линии. 1900 г.
Екатерининская железная дорога. Саксаганская ветвь. 1893 год.
По Екатерининской железной дороге. Выпуск первый. (Введение и часть первая) 1903 г.
Иллюстрированный спутник по Курско-Харьково-Севастопольской железной дороге (1902)
Руковицин И.А., Ляшенко И.А. «Криворожский альбом по фотографиям Эдуарда Фукса начала 20 века» Выпуск 1 и 2
Описание Днепровскаго завода Южно-Русскаго Днепровскаго металлургическаго общества  1908.