Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

среда, 4 июля 2018 г.

Открытие каменной соли в Донецком бассейне


Главы из книги Stoupky. Четвертое измерение. Издание второе, исправленное и дополненное. — Краматорск: «Печатный дом», 2018. – С. 126-130.

Первые исследования Донецкого кряжа

Ковалевский Евграф Петрович (1790—1867)
Впервые о возможности нахождения каменной соли в Донецком бассейне высказал предположение горный инженер Евграф Петрович Ковалевский. В 1816 году, уже достаточно опытный инженер, Е.П. Ковалевский был переведен в Санкт-Петербург и зачислен в Департамент горных и соляных дел, а в следующем году назначен чиновником для особых поручений и секретарем Департамента. В январе 1818 года он командируется в Донецкий край с особым заданием: «...изыскать средства к скорейшему и удобнейшему устройству Луганского завода» и осмотреть Бахмутские и Славянские соляные месторождения, которые Департамент намеревался перевести в казенное управление. По его инициативе в феврале 1819 года Департамент направил начальнику Луганского завода письмо, в котором предложил организовать в окрестностях разведку полезных ископаемых.

Организованные поисковые партии положили начало систематическому изучению недр Донбасса. Параллельно он тщательно анализировал результаты геологических исследований, проводимых изыскателями, лично обследовал Донецкий кряж и нанес на карту границы различных осадочных образований, которые помогли бы определить расположение полезных ископаемых. Впрочем, полученного материала оказалось недостаточно, и Ковалевский организовал еще три поисковые партии.

Для определения местонахождения соляных рассолов Ковалевским был заложен целый ряд буровых скважин, как в черте города Бахмут, на месте бывших соляных колодцев (сейчас на этом месте центральный городской рынок), так и вдоль речек Бахмутки и Мокрой Плотвы. Результаты бурения показали «...1,5 сажня нанос, состоящий из чернозема и мусора, оставшегося от прежней выпарки, 1,5 сажня — песчановатой глины, много пресной воды содержащей, 4 сажня сланцеватой глины, сначала связной и потом переходящей в тальк, 0,5 сажня тальковатой же глины с прожилками разрушенного гипса, 1 сажень плотного гипса, трудно буримого и содержащего соляной рассол. Внешний приток пресной воды с верхних слоев и твердость гипса воспрепятствовали дальше продолжать бурение. […] нет сомнения, что слой гипса простирается далее в глубину и что главный соляной источник должен находиться под оным, в чем удостовериться иначе невозможно, как посредством шурфа». Но несовершенство буровых работ на то время, не позволило Ковалевскому подтвердить свои предположения.

В 1827 году «Горный журнал» опубликовал его статью «Опыт геогностических исследований в Донецком горном кряже». Этот труд поставил Евграфа Ковалевского в первый ряд исследователей края. В работе были обозначены границы кряжа (который именно он назвал «Донецким» — «по имени Донца, представляющего самую занимательную его сторону») и дана характеристика его внутреннего строения. Следующий его труд, уже более объемный, с геологической картой и более обширными сведениями — «Геогностическое обозрение Донецкого горного кряжа» вышел в Горном журнале в 1829 г. В этих статьях Ковалевский точно высказывает предположение о месторождении каменной соли, а происхождение соляных источников связывает с процессами соляного карста, образующегося из-за подземного выщелачивания пластов каменной соли.

«…около города Бахмута, где находится много соленых источников, бывших некогда предметом значительного производства и содержащих ныне почти с поверхности до 6 процентов поваренной соли. Соляные источники находятся более на левой стороне реки Бахмута, которой низменные берега покрыты травою солянкою (salsosa soda). Как в окрестности сих мест, так и вообще по гипсовому отрогу, находится великое множество провалов, составляющих отличительное в оных явление. Может быть, в сих местах заключались прежде соленосные породы, которые в последствии времени разрушены притекающею водою и произвели таким образом пустоты, а сверху обвалы. Может быть, подобные изменения дали пищу соленым источникам, из которых в одном месте, при заштатном городе Славянске, образовалось даже соляное озеро».
«Известно, что гипс есть спутник поваренной соли, и что описанной формации¹ свойственны более соляные источники. […] Далее гипс покрывается новейшим известняком², затверделою глиною соленого вкуса и рухляковым сланцем, нередко вонючий камень³ содержащим. Сия особенная формация, без сомнения позднейшая предыдущей, наиболее раскрывается к Югу от селения Покровского. На сии места должно быть обращено внимание того, кто захотел бы в здешнем краю отыскивать каменную соль; ибо они представляют то образование, которое наиболее сродно сему минералу и которое Вернер называет Salzformation».

Впоследствии подобные предположения высказывали и другие исследователи геологии Донецкого кряжа, уже хорошо знакомые с работами Ковалевского. Так, например, писал французский горный инженер Фредерик Ле-Пле, участник знаменитой Демидовской экспедиции, исследовавшей Донецкий каменноугольный бассейн в 1837—1839 гг.: «…рухляковая формация⁴, по-видимому, заключает еще осадки каменной соли; в следствие своей растворимости, она нигде не выходит наружу, но присутствие ее доказывается значительным добыванием соли, какое некогда производилось около Бахмута и Славянска. Подземные рассолы были извлекаемы из неглубоких колодцев. И обрабатывались выпариванием. По собранным мною сведениям в Бахмуте, промышленность эта прекратилась, частью от истощения лесов в окрестной стране, а в особенности от соперничества с Крымскими соляными промыслами, коим благоприятствует дешевизна перевозки».

Открытие каменной соли

Борисяк Никифор Дмитриевич (1817—1882)
В 1850-х годах профессор геологии Харьковского университета Никифор Дмитриевич Борисяк на основании личных наблюдений также предположил о возможности нахождения пластов каменной соли в той части Донецкого бассейна, которая покрыта образованиями пермской формации. В 1870 году профессор геологии Харьковского университета Александр Васильевич Гуров на страницах «Харьковских губернских ведомостей» высказывает предложение произвести бурение на каменную соль и рассолы в Бахмуте.

Позднее эти предположения были подтверждены обстоятельными геологическими исследованиями профессора горного института Александра Петровича Карпинского, также с 1870-х годов постоянно указывавшего на необходимость ведения глубоких буровых работ.

В начале семидесятых годов (1872—1873 гг.) по указанию горного инженера А.Д. Кондратьева, почти одновременно в Бахмуте и Славянске, двумя буровыми скважинами были встречены вначале насыщенные соляные рассолы, а впоследствии обнаружены залежи каменной соли. В Славянске скважина заложена в 1872 г. князем С. Кочубеем и доктором Сенжаревским. Первая залежь соли, толщиной в 3 саж. (6,4 м), была встречена на глубине 52 саж. 2½ арш. (111,1 м), а вторая, толщиной 1 саж. 2½ арш. (2,3 м) — на глубине около 56 саж. (119,5 м). Почти одновременно с открытием залежей каменной соли возле Славянска, каменная соль была встречена и возле Бахмута, двумя буровыми скважинами, расположенными одна возле другой и заложенными фирмой купца И.П. Скараманги и К°. Первой из этих скважин каменная соль, толщиною 2 саж. 2 фута 5 дюймов (5 м), была встречена на глубине около 56 саж. (119,5 м), а второй скважиной открыты две залежи соли: первая толщиною в 1 саж. 6 футов (3,96 м) на глубине 56½ саж. (120,5 м), а вторая, толщиной более 9 саж. (19,2 м) на глубине около 68½ саж (146 м). Пройдя по соли 9 саж., углубление второй скважины остановлено.

В 1873 году таганрогский купец И.П. Скараманг заключает контракт с Бахмутской городской думой на строительство на северной окраине города солеваренного завода с 8 чренамии для выпаривания соли из рассола (поднимаемого из скважин 20-сильной паровой машиной) производственной мощностью более чем 2 миллиона пудов соли в год. В 1879 году, после смерти И.П. Скараманги, владельцем завода становится его жена – Аргира Егоровна, которая впоследствии значительно увеличила мощности завода.

Карпинский Александр Петрович (1846—1936)
Нахождение в Бахмуте пластов каменной соли побудило Горное ведомство затратить до 15 000 рублей на более подробное исследование соляных залежей в Бахмутском уезде. В 1876 году по совместной инициативе двух профессоров Горного института – палеонтологии В.Г. Ерофеева и геологии А.П. Карпинского, сюда был командирован сам профессор Ерофеев, с целью заложить здесь еще несколько буровых скважин. Согласно указаниям которого должны быть пройдены две буровые скважины: в 3 верстах на юг от Славянска, возле Славянской железнодорожной станции, и около д. Брянцевки, в 12 верстах на северо-восток от г. Бахмута. Производителем этих работ был назначен горный инженер П.И. Иванов. Ввиду частых обвалов, поломок бура и ограниченности средств исследования около Славянска окончились неудачей. Но буровые работы около д. Брянцевки дали положительный результат. Скважиной были обнаружены несколько пластов каменной соли, из которых нижележащие представляют огромную мощность. Работы окончательно были окончены в январе 1880 г. «Буровая скважина, — углубляясь по глинам, плывучим пескам, гипсам, ангидритам, мергелям, доломитам, — на 40-й сажени от поверхности встретила первую залежь соли; затем, на 52-й сажени, вошла в другое наслоение соли, общая непрерывная толща которого 17 ½ сажен; наконец — при дальнейшем углублении скважины до 109 сажен еще пройдено семь слоев соли и работа приостановлена в соли, не достигнув почвы последнего ее слоя».

Блестящие результаты, полученные Брянцевской буровой скважиной, вызвали коммерческий интерес к разработке данного месторождения. В 1879 году горным инженером Н.Н. Летуновским было учреждено Товарищество на вере, с первоначальным капиталом 120 000 руб. Товарищество взяло в аренду Брянцевское месторождение и приступило к закладке копи. В 1881 г. Брянцевская копь была доведена до 117 футовой залежи каменной соли и началась ее добыча.

Как говорил А. Добронизский, горный инженер, редактор и сотрудник «Горного журнала» 1870-х гг.: «История возникновения этой копи навсегда связана с именами В.Г. Ерофеева и А.П. Карпинского, которые своими знаниями и трудом вложили так сказать душу в новое дело». В г. Соледаре, в сквере у здания администрации ГП «Артемсоль» установлен памятник этому выдающемуся ученому-геологу и названа улица в его честь.

Вслед за товариществом «Н.Н. Летуновский и Ко» стали возникать и другие предприятия соляной промышленности. В нескольких саженях от Брянцевской копи открыта еще одна — Деконская копь. Так началась «соляная горячка», которая подобно каменноугольной, охватила умы предпринимателей. Закладывались новые копи и разведочные буровые скважины в Ивановской, Ильиновской, Бахмутской и Николаевской волостях. Так в течении нескольких лет был заложен еще ряд соляных рудников: «Новая Величка», «Харламовский», «Петр Великий», «Деконско-Покровский» (шахта Сытенко). Всего в дореволюционный период на месторождении было заложено одиннадцать рудников, три из которых продолжают работу и в настоящее время (№1, №7 и им. Володарского).

¹ Формация флецового гипса, выделенная Ковалевским, в современной стратиграфии относится к пермскому периоду.
² Формация новейшего известняка, смешанного с наносами, в современной стратиграфии относится к палеогеновому периоду.
³ Вонючий известняк, вонючий камень (устар.) — битуминозный известняк, извлекающий при ударе неприятный запах сероводорода и битума.
⁴ Рухляк — термин, не имеющий точного значения; обычно под ним понимают обломки плотных пород, выветрелых до стадии, когда они, сохраняя облик исходной породы, легко распадаются на отдельные минеральные зерна или пылеватые частицы. Также синоним рыхлой горной породы. Бахмутская рухляковая формация (по Ле-Пле), сложенная глинистым рухляком, переходящим часто в сланцевую глину с характерным красным цветом, в современной стратиграфии относится к отложениям пермского периода.

Памятник академику А.П. Карпинскому в г. Соледар