Admin Control Panel 

 Новый постСообщенияНастройкиДизайнHTMLКомментарииAdSenseСтатистикаВыход 
Drop Down MenusCSS Drop Down MenuPure CSS Dropdown Menu

среда, 30 августа 2017 г.

Станiславський Ф.А. Верхньотрiасова та юрська флора Великого Донбасу (Геологiчний журнал, т. XIII, вип. 4, 1953)


Станiславський Ф.А. Верхньотрiасова та юрська флора Великого Донбасу // Геологiчний журнал, т. XIII, вип. 4, 1953. – С. 59–65.

Мезозойские отложения Большого Донбасса представляют чередование морских и континентальных толщ. Часть из них, соответствующая, как и во многих других местах земного шара, позднему триасу и ранней юре, изобилует растительными остатками. В другой части, принадлежащей к верхнему лейасу и низам средней юры, они встречаются лишь спорадически. Среди более молодых горизонтов остатки мезозойских растении повсеместно встречаются в толще, охватывающей верхний бат и низы келловея. Затем, как редкое исключение, они встречены в верхне- оксфордских слоях, и наконец, обугленные, сильно измельченные остатки встречаются в толще, соответствующей титону или нижнему мелу.

Наиболее древняя из мезофитных флор Большого Донбасса известна из окресностей с. Гаражовки в бассейне р. Береки. По данным В.Д. Принады, она состоит из 23 видов. Имеющиеся у нас материалы свидетельствуют, что наиболее распространенным там растением является Lepidopteris Ottonis (Goepp.). К нему примешиваются: Dictyophyllum, Podozamites, Pityophyllum и др. Так как Lepidopteris характерен для триасовых флор, в том числе для сравнительно хорошо изученной флоры Гренландии, — где выделяют особую зону Lepidopteris, относя ее к рэту, — то и флора Гаражовки не моложе рэта, или, как полагал В.Д. Принада, еще кейперская.

В последнее время И.М. Ямниченко и Н.Ф. Балуховским растительные остатки встречены в Гаражевке и в более высоких слоях. Эти слои вмещают листья Coniopteris cf. ascendens (Racib.) и Neocalamites hoerensis, к которым примешивается все тот же Podozamites.

В.Д. Принадой предварительно изучены также растительные остатки из другого местонахождения — из окрестностей с. Новорайского в бассейне Казенного Торца. По его данным, флора Новорайского состоит из 27 видов. По нашим материалам, в тех же слоях в Новорайском, кроме видов, определенных В.Д. Принадой, встречаются: Neocalamites hoerensis, Hausmannia crenata, Chiropteris sp.. Rhizomoptens sp., шишки хвойного и остатки растения с вильчатыми вайями и линейными сегментами, родственного, как нам кажется, триасовым гондванским типам Supaia и Dicroidium.

Но, кроме того, в Новорайском нами встречены растительные остатки в более высоких слоях (каолинистых песчаниках), залегающих под тоарскими глинами. Здесь обильны отпечатки стеблей хвощей, в том числе и неокаламитов, и изредка встречаются листья Coniopteris cf. ascendens (Racib.).

Как видим, верхняя часть толщи Гаражовки и верхняя часть толщи Новорайского содержат одни и те же растения. Они, несомненно, одновозрастны. Эти слои, повидимому, среднелейасовые, поскольку они перекрываются тоарскими глинами.

Флора нижележащих глин Новорайского может характеризовать, как думал В.Д. Принада, нижний лейас (слои, пограничные с рэтом). Одним из характерных элементов этой флоры есть Anomozamites. В последние годы рэтско-лейасовые флоры с Anomozamites встречены также в бассейне Самары и севернее Изюма.

Соответственно флорам, в рэтско-лейасовой толще следует выделять две зоны: нижнюю из них можно назвать зоною Lepidopteris, а верхнюю — зоною Anomozamites, поскольку род этот в других слоях нашего района не встречается.

Если считать, что флора с Lepidopteris кейперская, а флора с Anomozamites раннелейасовая, то неизвестно, какую флористическую характеристику на нашей территории могут иметь слои собственно рэтские,—другими словами, неизвестно, сменила ли флора с Anomozamites непосредственно флору с Lepidopteris. Изучение гаражовского разреза, где наиболее полно представлена триасово-лейасовая континентальная толща, возможно, даст материал для ответа на этот вопрос.

Слои Протопивской балки с Clathropteris и Dictyophyllum возможно и являются промежуточными.

Не ясно еще, насколько может иметь особое стратиграфическое значение комплекс Neocalamites hoerensis и Coniopteris cf. ascendens (Racib.). Coniopteris, будучи характерным для самых высоких слоев толщ Гаражовки и Новорайского, неизвестен во флорах с Anomozamites, но Neocalamites входит в их состав (Новорайское, Самара), поэтому пока нет уверенности в том, что отсутствие Anomozamites и других элементов (Baiera, Phoenicopsis и пр.) в слоях, пограничных с тоаром, не связано с местными фациальными условиями. На этот вопрос может пролить свет обнаружение новых местонахождений.

Тоарские отложения доставили очень скудные растительные остатки; к ним относятся обрывки сегментов Podozamites і Carrolithes. встреченные в Сухой Каменке, и, повидимому, Otozamites sp. из глин Рай-Александровки.

Из ааленских слоев (севернее Изюма) известен только Coniopteris sp.

С мощной батско-келловейской толщей связана одна из наиболее богатых, мезофитная флора, причем теперь уже поступили растительные остатки из ряда мест Днепровско-Донецкой впадины. В этой толще распространены остатки беннеттитов и настоящих саговниковых, араукариевидных и тиссовидных хвойных, гинкговых и папоротников (преимущественно Coniopteris и Cladophlebis), которых насчитывается более десяти видов, и хвощей. Среди последних дополнений к батско-келловейской флоре нашего района представляют интерес находки отпечатков Neocalamites і Annulariopsis — рэтско-лейасовых и более древних родов, казалось бы, не переживших лейаса, но в действительности просуществовавших на нашей территории на положении реликтовых эндемиков вплоть до келловея.

О позднеюрской флоре Большого Донбасса нет почти никаких данных. Известно только, что в киммериджское или еще позднеоксфордское время произрастал у нас Brachyphyllum. В слоях, соответствующих титану или нижнему мелу, встречены остатки Sphenopteris cf. Goeppertii Ettingsh., обрывки ваий Ciadophlebis, сегменты типа Otozamites и ветви Brachyphyllum.

Читать статью полностью [PDF] Станiславський Ф.А. Верхньотрiасова та юрська флора Великого Донбасу (Геологiчний журнал, т. XIII, вип. 4, 1953)